Люди добрые, помогите!

        МЭРУ города Москвы

              СОБЯНИНУ С.С.

от Бердниковой С.В., проживающей в пос.Серго-Ивановское, Гагаринского района, Смоленской  области, по ул.Заводской, д.10, кВ.6

 

  УважаемыйСергей Семенович, здравствуйте!

Пишет Вам Светлана Владимировна Бердникова.

Мне 41 год.

Я обращаюсь к Вам с огромной просьбой, можно даже сказать, с     мольбой о помощи. Начну сначала.

Я – уроженка г.Москвы, коренная москвичка.  Родилась  10 апреля 1976 года в роддоме  на Старом Арбате, и  проживала в Кунцевском районе, сначала на ул.Молодогвардейской, затем  мы переехали с моим отцом Бердниковым Владимиром Семеновичем. на ул.Боженко.

Моя мать – Иванова Татьяна Ивановна в 80-х годах была лишена родительских прав за, можно сказать, нерадивое поведение  и выслана на 101-й км. в пос.Серго-Ивановский, Гагаринского р-на, Смоленской обл.

А я ребенком, в пять лет, была направлена в детский дом в Москве.

На протяжении двух лет мой родной отец, Бердников Владимир, стучась во все двери органов власти, органов опеки , в  исполкомы, партийные органы,  префектуру, народные суды —  по поводу восстановления его родительских прав, чтобы вернуть меня домой. И  он добился своих прав отцовства и забрал меня домой из интерната. Потом я училась в 806-й ср.школе Кунцевского района. Через несколько лет приехала в Москву в гости  моя мать и они с отцом договорились, что на каникулы она будет меня забирать к себе  в поселок, где она жила с моим старшим сводным  братом. Отец мой согласился. С тех пор у меня началась кочевая жизнь, т.к я хотела соединить мать и отца и ездила к ним по очереди. Очень хотела, чтобы у меня были и отец и мать, как у всех других детей.

НО! В 16 лет я по глупости  связалась с дурной компанией, как выяснилось потом,  и оказалась в заключении. Меня, несовершеннолетнюю, конечно,  подставили,  как водится, так называемые «друзья постарше», севшие за разбой на больший срок и утянувшие меня малолетку за собой.

Через два года моя  мать спилась окончательно и умерла, не успев восстановить  права материнства.  И мое воспитание продолжал уже  мой отец. Из Москвы меня автоматически выписали ( по прежним законам,  если человек на протяжении двух лет не проживает на той или иной жилплощади, он автоматически выписывался). После отбывания срока в Мордовском ИТК-2 ( мне дали шесть лет!), я вернулась к отцу назад в Москву. Но через  10 дней он внезапно умирает у меня на руках от сердечного приступа. И, самое страшное то, что  отец не успел меня прописать и я осталась   в большом городе одна без всякой поддержки и помощи. А  проживала я  с отцом в коммунальной квартире на три семьи, в одной комнате. После его смерти «добрые» соседи нагло завладели нашей комнатой, т.к. я была без прописки и документов, то  меня попросту выставили на улицу. И я была вынуждена уехать в Смоленскую область, где проживал мой старший брат Анатолий Ершов с матерью (он от другого отца), и он меня принял   к себе и прописал. И к моему несчастью трагически погиб от рук бандитов  в 2001 году. И я вообще осталась одна.

Здесь, на смоленщине, я получила все необходимые  документы, и, можно сказать, пустила корни, обзавелась кое-каким хозяйством, родила детей, живя в гражданском браке со Степановым Вячеславом Геннадьевичем, своим одногодкой.  Мы растили четверых детей. Жили мы , конечно, очень трудно. Выручали случайные заработки, дары леса и огорода, рынок, работы на поденке ( у мужа – золотые руки и светлая голова изобретателя-самоучки, да и я сама никакой работы не чураюсь и многое что умею делать).

Когда я начала оформлять в соседней деревушке Мостище продававшийся очень недорого  дом «на материнский капитал», опять же «добрые» люди из местных поселенцев, из злобы и зависти, благодаря своим  доносам и лживым кляузам, звонкам, направленным в органы опеки, в отдел по делам несовершеннолетних г.Гагарина

добились своего – в результате чего, неожиданно нагрянувшая комиссия составила акт  по лишению меня родительских прав и  без суда и следствия отобрали и увезли  из дома всех  четверых детей —  от грудной четырехмесячной  дочурки до  13-ти летней старшей дочери ( другой дочке   было  6 лет и другому сыну 11 лет). .   Фактически все мои детишки остались сиротами без отца и матери, их разъединили и  разбросали по  разным семьям. Моему горю не было и нет  предела, а  душа рвет и рыдает  все эти четыре года от несправедливости, жестокости, бессердечия и, главное, от моей беспомощности что-либо изменить, спасти детей и семью. Последующие суды  я проигрывала из-за того, что не было должной бесплатной  адвокатской защиты,  из-за претензий органов опеки к моему жилью. Как у многих в поселке,  в нашем старом доме нет  водопровода, газа, канализации. Отопление печное, дровами. (Мы полагались на дом в деревне для всей семьи, но так его и не купили из-за отсутствия денег).

Суды продолжались почти каждый год и все не в мою пользу (повторяю, из-за отсутствия достойной защиты и поддержки). Я была растеряна и не знала уже куда обращаться. Была, как и сейчас, в полном отчаянии. По сей день судебные приставы требуют от меня постоянных   выплат алиментов моим же детям.     А  я  не могу  в полном объеме выплачивать назначаемые суммы.       У нас нет просто средств к существованию, т.к. в нашем поселке и  во всем  Гагаринском  районе  найти достойную работу  с нормальной оплатой просто невозможно, как и во многих областях России.  Я могла бы работать и даже ездить все  200 км на электричках (как поступают почти все  наши жители)  от нашего  поселения Серго-Ивановского  в Москву ( в ближайшем  городе Гагарине работу вообще найти невозможно), но натыкаюсь постоянно на  препоны Служб  безопасности, которые находят в моем личном деле записи  о прошлых,  уже  условных судимостях (которые давно  погашены  временем).

Судебные приставы , тем не менее, обязуют меня работать официально, вызывают постоянно  к себе в город, унижают, говоря, что  приемные семьи жалуются на мои не очень большие взносы. . Получается замкнутый круг: работу не найти, а найдешь – не берут службы безопасности и необходимых денег невозможно заработать.

А работы я не боюсь никакой и могу работать по очень многим специальностям – от швеи-мотористки, закройщицы, наладчика швейного оборудования,  оператора-заправщика АЗС, выполнять  спецработы по ремонту квартир и офисов, ремонту простейшего электронного оборудования, уборщицей в деловых и жилых помещениях, могу  быть садоводом  и  ландшафтным дизайнером, вести приусадебное  хозяйство, а также  секретарем-делопроизводителем и т.д.

Обращаюсь к Вам  и Вашим сотрудникам  с криком о помощи —    — помочь мне с трудоустройством и улучшением своего семейного материального  положения, т.к. дети рано или поздно будут возвращаться домой. Уже ждем старшую  совершеннолетнюю дочь.

Скажите, люди добрые, если человек, по малолетству, когда-то в детстве или в  молодости оступился,  пережил тяжкие годы  испытаний  и жизненных передряг, связанных с судимостью, если давно  осознал свои проступки и исправил свой жизненный путь, почему я до сих пор не могу пользоваться всеми правами человека, женщины и матери, гражданки  России, жить достойно, со своими детьми и не вымаливать средства к существованию (которых у нас нет физически!), не нищенствовать? Кто заступится за меня?

ПОМОГИТЕ!!!

Светлана Владимировна Бердникова, 41 год.

215050, Смоленская область, Гагаринский

Р-н, пос.Серго-Ивановское, ул.Заводская,

д.10, кв.6,тел.8 960 591 82 78.

07 декабря 2017 год

Пос.Серго-Ивановское.

Оставить комментарий