Жалоба на действия Пенсионного Фонда

Здравствуйте, Владимир Владимирович.

Я, Кострубова Анна Владимировна, 05.11.1981 г.р., работаю почтальоном с 15 мая 2017 г. в отделении Почты России станции Озёрки Тальменского района Алтайского края.

16 августа 2017 г. я выдала пенсию по доверенности. Через некоторое время Пенсионный Фонд сообщил нам в отделение, что бабушка, которой принадлежала пенсия (т.е. доверяющая сторона), умерла 11 августа и я должна вернуть эти деньги в кассу. Когда я позже задала вопрос Пенсионному Фонду: «Почему с 11 августа до 16 августа вы не сообщили в отделение связи о приостановке выплаты?», мне ответили, что не знали об этом, потому что опекуны этой бабушки пришли оформлять деньги на погребение только 16 или 17 числа.

Но я в точно таком же положении, что и Пенсионный Фонд. Я тоже об этом не знала, и узнать мне было неоткуда. Женщина предъявила свой паспорт, прописанный в доверенности. Оригинал доверенности, по правилам Почты России,  хранится в нашем почтовом отделении. Доверенность до 2018 г. У меня были основания для выплаты пенсии. Более того, у меня на руках не было ни малейшего основания отказать в этой выплате. До этого я уже выплачивала два раза деньги по этой доверенности, т.е. ситуация была вполне рядовой.

Звонок из Пенсионного Фонда принимали сотрудники нашего головного офиса – из отдела эксплуатации Первомайского почтамта. Когда они поставили меня в известность о том, что я должна вернуть деньги, я спросила: «Почему я?». Они в ответ: «Ну, вы же выдали эти деньги». Я говорю: «Хорошо, скажите мне, на каком этапе я допустила ошибку и что я должна была сделать, чтобы её не совершить?» Они: «Ну, видите ли, они же не сообщили о смерти бабушки в Пенсионный Фонд».

Понимаете? Я задаю вопрос: «Что я должна была сделать?» Мне отвечают: «Ну, они же…» Ну, они же – так к ним и обращайтесь. Эта ситуация ходит по кругу уже больше месяца. Головной офис Пенсионного Фонда находится в Заринске, начальник Первомайского почтамта пообещал мне заняться этим вопросом, спустя недели три мне позвонили уже из нашего Тальменского Пенсионного Фонда и снова по кругу: «Вот чтобы вам не платить эти деньги, пусть они оформят документы, что они родственники…» Да это сам Заринск уже предлагал – мы им ответили, что они не родственники, бабушка была социальной подопечной. Зачем Заринск позвонил в Тальменку с этим предложением – я не понимаю. «Вот чтобы вам не платить эти деньги…» Да почему я должна их платить? Я что, выплатила их соседке, жене, мужу? Я доверилась кому-то? Положилась на авось? Нет. Я выдала деньги по действующим документам. Сообщаю об этом сотруднице из Тальменского Пенсионного, она в ответ: «Да при чём тут доверенность? Я хотела узнать, кто такой вот этот человек?» И называет фамилию мужа женщины, на которую была оформлена доверенность. Я говорю: «Это её муж». Она говорит: «На него была опека оформлена». Ну, тогда это дело Соцзащиты, но Соцзащита вообще умыла руки, хотя у этих людей (опекуна и обладательницы доверенности) оформлены ещё несколько подопечных и как нашему отделению подстраховаться на будущее, непонятно. Возвращать деньги эти люди отказались.

И снова по кругу: «Почему наше отделение должно вернуть деньги?» – «Потому что мы, Пенсионный Фонд, не принимаем от вас поручение о выплате. Вы не должны были выдавать деньги». – «Назовите мне, вот сейчас назовите юридическое основание, по которому я имела право отказать человеку, который пришёл с паспортом, прописанным в действующей доверенности, которая лежит передо мной». – «А что вы с меня спрашиваете? Мы не юристы, а отдел выплат».

Я получаю на этой работе 4 000 в месяц (четыре тысячи рублей в месяц!) – 1 800 в аванс и 2 000 в зарплату – и должна заплатить 18 000 (восемнадцать тысяч) рублей за то, что выполнила свои обязанности? Или за то, что у нас в государстве отсутствует юридический инструмент для разрешения подобных ситуаций? Ведь получается, никто их не контролирует, эти доверенности.

Все начальники, которые со мной общались, говорили о том, что люди нечестно поступили, что они должны были сообщить о смерти вовремя и т.д. Но поскольку они этого не сделали, то виновато отделение связи и, в частности, почтальон? Нет, отделение связи – это уже финальное звено. Мы выдаём деньги по команде. Не поступило команды отвода выплаты – до свидания. Пусть Пенсионный Фонд или вышестоящие инстанции (чьи там эти деньги на самом деле) подают в суд на конкретного гражданина. Просто никто не хочет связываться с этим судом. Им проще выбить деньги с меня. Пенсионный Фонд так старается ошибку с моей стороны найти, что упрекает меня в том, что в поручении на выплату не пропечатана эта доверенность, говорят, что у них нет информации об этой доверенности. Извините, этой доверенности два с половиной года, она была оформлена в 2015 году, а я работаю 3 месяца. Так почему она у вас не пропечатана? Найдите начальника нашего почтового отделения, который работал в то время, и задайте ему этот вопрос. Кроме того, я ездила на Первомайский почтамт с этой доверенностью. Кто мешал вписать её в поручение, если это так важно? Никто не мешал. Просто сама по себе запись о доверенности не делает выплату денег законной, но Пенсионный Фонд старается под предлогом любого «почтового» промаха отвести от себя беду.

В суд я пойти не могу, не с чем, это всё происходит устно и находится в стадии решения. Но уже третий раз всё возвращается на меня. Я хочу, чтобы Вы разъяснили, кто должен отвечать за эти деньги и возмещать их. Подчёркиваю: в России нет юридического инструмента для контроля за жизнью/смертью доверяющих (по крайней мере, у меня лично его нет, так же, как и у Пенсионного Фонда), так что пусть государство берёт ситуацию на себя. Это оно решило полагаться на совесть граждан в распределении казённых, т.е. юридических, денег. Пусть поднимают документы соцзащиты — у них должна быть подписанная опекуном бумага об обязательстве сообщить о смерти подопечной в какие-то определённые сроки. Ищите служащих, которые будут заниматься судебным процессом с конкретными гражданами, незаконно присвоившими деньги себе. Если я сейчас выплачу 18 000 рублей, то все почтальоны России окажутся подставлены. Таких ситуаций может быть сколько угодно много. У той семьи, куда я выплатила деньги, есть ещё подопечные, и у опекуна оформлена генеральная доверенность. Я ОБЯЗАНА выплатить по ней деньги и не имею права не выплатить. Сотрудники отдела эксплуатации Первомайского почтамта сказали мне на будущее требовать с опекуна наличия доверяющего, но я не имею права это делать. И опекун прекрасно это знает.

С уважением, Анна.

 

 

Оставить комментарий