Жалоба на действия (бездействие) Военной коллегии Верховного суда и Главной военной прокуратуры

Президенту РФ Путину В.В.
от капитана ВС РФ Школьного Сергея Федоровича
129110 г.Москва, пер.Капельский
эл.почта: shkolnyy@yandex.ru

Жалоба

на нарушение моих Конституционных прав и свобод человека, гражданина и офицера командованием в/ч 12801 и ЗВО, Военной коллегией и Главной военной прокуратурой, связанных с незаконным приказом об увольнении без оформления личного дела офицера, выдачи предписания для постановки на воинский учет и др. документов

Решением военного суда Нижегородского гарнизона от 31.08.95 под председательством судьи к-на Горошко по моей жалобе на необоснованность приказа об увольнении № 0305 от 20.06.95 «За невыполнение условий контракта», по которому прослужил 36 дней, мне было отказано в отмене приказов об увольнении и отправке в отпуск за 1995г. по месту прохождения службы по рапорту ком. роты м-ра Козлова, вне графика, с которого незаконно вычли более 25 дней.

В суде я доказал подлог, фальсификацию представленных командованием в суд документов, сфальсифицированных накануне суда для оправдания увольнения: т.н. «материалов расследования» м-ра Сеченова от 15.05.95, «решения» суда чести офицеров в/ч 12801 от 16.05.95, якобы ходатайствующего о моем увольнении за опоздание для заступления в наряд по части и прибытие в него в нетрезвом виде с 7 на 8 мая 1995; «копий» характеристики и аттестации м-ра Козлова, соответственно, от 13 и 17 мая 1995г.; «копии» и «выписки» из протоколов заседаний аттестационных комиссий части, якобы ходатайствующих о моем увольнении в 1993-1994г.; служебной карточки с 32 (!) взысканиями и др.

Также я доказал незаконность вычитания более 25 дней с отпуска за 1995г. и то, что приказ на увольнение был издан, при столь острой тогда нехватке офицеров, из-за моей жалобы на действия командования части, поданной мной в апреле 1995г. в адрес министра Обороны, которая рассмотрена не была.

Решением военного суда Нижегородского гарнизона от 23.10.95 под председательством судьи ст.л-та Курманова по моей жалобе на действия и.о. командира в/ч 12801 п/п-ка Никешина, связанной с отказом последнего после приказа об увольнении: оформлять мое личное дело офицера, своевременно направлять его в указанный мной письменно военкомат по избранному мной месту жительства; выписать и выдать мне туда же предписание для постановки на воинский учет; новое удостоверение личности офицера, мне было отказано как в оформлении личного дела, так и выдаче данных документов.

В решении судья отказал в выдаче предписания на том основании, что якобы выписанное мне 7.07.95 предписание я сам отказался брать, вот поэтому в дальнейшем вышестоящие судьи и прокуроры мне и высылали отписки с данной формулировкой, даже не читая и не проверяя мои жалобы и заявления.

В суде я доказал незаконность отказа в оформлении личного дела, своевременной отправки его в указанный мной письменно военкомат; подлог предписания, выписанного для постановки на воинский учет по месту прохождения службы; приказа об исключении меня из списка личного состава части и выписки из него; справки вместо удостоверения личности офицера, якобы выписанной и выданной мне в мае 1995г.; книги учета печатей и штампов части; дачу в суде заведомо ложных показаний судьей Горошко(!) и др.

В краткой жалобе я доказываю только незаконность приказа об увольнении и о подлоге предписания, справки, книги учета печатей и штампов; приказа об исключении меня из списка личного состава части и выписки из него; дачу в суде заведомо ложных показаний судьей Горошко. В приложенной подробной жалобе доказываю подлог, фальсификацию документов, послуживших основанием к приказу на увольнение и др.

Предписание за исх.№ 683 от 7.07.95, в котором предлагалось убыть для постановки на учет 4.07.95 со сроком прибытия для постановки на учет 7.07.95, было заверено печатью с гербом РФ диаметром 38 мм, полученной в часть не 27.06.95, как голословно утверждало командование, а 25.08.95, что я доказал справкой с типографии, где изготавливалась печать. В суд оно не смогло предоставить ни одного документа, заверенного в части данной печатью с 27.07.95 Обратная сторона предписания не оформлена и для постановки на воинский учет дается 2 недели. До 25.08.95 в части использовалась печать с гербом СССР.

Справка вместо удостоверения личности офицера как была выписана нач. штаба м-ром Дегтяревым 27.09.95 так и представлена им в суд с этой датой и была заверена печатью с гербом РФ и уж в мае мне никак выдаваться не могла. Со справки следует, что уже в мае 1995г. я являлся капитаном запаса.

Никешин при мне в суде уговорил судью Горошко дать свидетельские показания, что якобы в июле он истребовал в суд мое личное дело, с которого для суда делались копии характеристик и аттестаций за 1993-1995г., якобы имеющиеся в моем личном деле, поэтому его и не могли сразу после приказа об увольнении направить в РВК, что он и подтвердил в суде. Справкой с описью документов, имеющихся в личном деле я доказал, что в нем данных документов нет, в суд оно не истребовалось и он давал заведомо ложные показания, лишь бы выгородить командование от ответственности и за это преступление.

Жалобу в суд я подал в конце июля и только 25 августа 1995г. из суда в часть была направлена копия моей жалобы и ходатайство об истребовании в суд документов, в котором личное дело в суд не истребовалось. Прил. копии ходатайства, расписки об ответственности за дачу ложных показаний, выписки из протокола показаний Горошко и справки с РВК.

6-ю (шестью) заявлениями по вновь открывшимся обстоятельствам, поданными мной в тот же суд в 1998-2002г. я снова доказал подлог предписания и др. документов и снова судьи выгородили командование от ответственности за подлог данных документов. В этой жалобе представляю 2 из них.

Оказалось, что не 27.06.95, как утверждало командование, а 3.07.95 в часть была получена печать с гербом РФ, но диаметром 42 мм и с дефектом клише — по краям не пропечатывался оттиск печати, поэтому 25.08.95 и был сделан повторный заказ на изготовление другой печати со стандартным для армии диаметром 38 мм.

В Володарский РОВД Никешин предоставил ксерокопию справки, предоставленной мной в суд, куда проставил оттиски обеих печатей и даты получения. Данный факт подтвердил в суде в качестве свидетеля капитан милиции Перегудов В.Б., которому была предоставлена данная справка. В суде же 23.10.95 командование утверждало, что печать с гербом РФ в часть получена одна, используется с 27.06.95, ни о каких дефектах или получении др. печати они даже не упоминали.

В суд я представил ксерокопию счет-фактуры получения печати, с которой следовало, что 27.06.95 был сделан только заказ на изготовление печати, а на обратной стороне «секретчик» части пр-к Чернова написала, что печать получена в часть и оприходована 3.07.95 В суд 23.10.95 Дегтярев представил какую-то грязную книгу учета печатей и штампов, которая не была прошнурована и пронумерована, в ней имелись пробные оттиски печатей др. частей и т.п. На чистый лист он проставил оттиск печати, полученной в часть в августе, но проставил дату получения в часть 27.06.95 В данный же суд на этом листе сверху дописал дату получения данной печати уже 3.07.95

Когда выяснилось, что печать у них уже не одна, то Дегтярев сначала утверждал что печать все таки у них одна, но резиновое клише из-за впитывания мастики расширилось до 42 мм и продолжает расширяться(!) Но в силу своей тупости он как привез в мешочке для хранения печатей 3 печати диаметром 38, 42 и 44 мм, так и представил их суду. В типографии им незаконно изготовили еще одну печать диаметром 44 мм.

Оказалось, что выписка из приказа об увольнении пришла в часть 11.07.95, именно 11.07.95 Никешин написал на ней Дегтяреву резолюцию: «НШ. В приказ, исключить из списка личного состава части, личное дело отправить в Володарский РВК», что тот не исполнил, о выписке забыли. В октябре 1995г., перед судом, они задним числом выписали предписание, воспользовавшись датой моего рапорта от 7.07.95, представленного мной в суд, в котором я тогда требовал от Никешина оформить мое личное дело, выдать предписание и др. документы. Тогда в строевой части писарь отказался его регистрировать, сославшись на приказ Никешина. Я его забрал и ни Никешин, ни Дегтярев его не видели.

В соответствии со ст.95,104 Дисциплинарного устава Вооруженных Сил, приказ на увольнение «За невыполнение условий контракта» является дисциплинарным взысканием, которое приводится в исполнение немедленно и в исключительных случаях не позднее месячного срока, по истечении месяца взыскание в исполнение не приводится, но запись о нем в служебной карточке сохраняется. Подробный порядок увольнения офицеров изложен в приказе МО СССР № 100 от 6.04.1985г. «Положение о прохождении службы офицерским составом ВС СССР» и др.

Контракт о прохождении службы был со мной заключен 17.03.95; приказ об увольнении № 0305 «За невыполнение условий контракта» командующим был подписан 20.06.95; неоформленное личное дело было доставлено в Володарский РВК с нарочным 3.10.95; непонятная «копия» предписания для постановки на учет за исх.№ 848 от 20.11.95, в которой предлагалось убыть на учет 7.07.95, со сроком прибытия 8.07.95 доставлена с нарочным 21.11.95, о чем свидетельствует приписка сотрудника РВК м-ра Михневича. Вместе с «копией» предписания в РВК была доставлена и выписка из приказа № 126 от 7.07.95 об исключении меня из списка личного состава части, заверенная печатью с гербом РФ, полученной в часть 25.08.95 Прил. копии предписания и выписки из приказа.

Приказ об увольнении подлежал отмене уже на том основании, что он, как мера дисциплинарного наказания, не был приведен в исполнение в течении месяца и по вышеуказанным причинам не приведен в исполнение до сих пор.

В соответствии с п.25 постановления пленума Верховного суда РФ № 9 от 14.02.00 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» в случае незаконного увольнения с военной службы военнослужащего до приобретения им права на пенсию за выслугу лет либо без обеспечения его жилым помещением он, на основании п.2 ст.23 Закона РФ «О статусе военнослужащих», подлежит восстановлению на службе… В том случае, если увольнение военнослужащего, проходившего военную службу по контракту, произведено на законных основаниях, однако нарушен порядок увольнения (не обеспечен положенными видами довольствия, не предоставлен отпуск и др.), должно приниматься решение не о восстановлении военнослужащего на службе, а только об отмене приказа об исключении этого лица из списка личного состава воинской части, восстановлении конкретных нарушенных прав…»

Приказ об исключении меня из списка личного состава части № 126 от 7.07.95, даже если бы он действительно издавался, подлежал отмене уже на том основании, что мое личное дело после приказа об увольнении не оформлялось; мне не был предоставлен очередной отпуск за 1995г. с выездом к месту проведения и с положенным количеством дней; мне не была предоставлена квартира по избранному мной месту жительства, а предоставленная в в/ч 21374 по месту прохождения службы является служебной, т.к. я проживал в закрытом военном городке.

Руководство Военной коллегии и ГВП отказалось вносить протесты на решения, определения судов, высылая мне документы обратно с отписками, что я уволен законно, предписание «сам не брал».

Только Первый Заместитель председателя Верховного суда Радченко В.И. в 1996г. по данным жалобам истребовал материалы дел и внес протест на решение, определение судов по жалобе на незаконность увольнения и определением Военной коллегии от 10.12.96 данные акты были отменены и жалоба передана на новое рассмотрение в суд Владимирского гарнизона. Суд отказался удовлетворять жалобу, в решении даже не упоминая об указаниях, изложенных в определении Военной коллегии, обязательные для судов, вновь рассматривающих дело.

Военный суд МВО 30.01.98 отменил это решение только из-за того, что на заседание прибыл военный обозреватель «Новой Газеты» м-р В.Измайлов и представители правозащитных организаций. В итоге материалы дела были переданы на рассмотрение в суд Мулинского (ныне снова Нижегородского) гарнизона.

К тому времени 10-ю решениями Дзержинского городского суда были признаны порочащими, не соответствующими действительности сведения, изложенные Никешиным и его лизоблюдами в представлении на увольнение; докладной записке по итогам работы комиссии по моей жалобе в адрес министра Обороны; рапортах и объяснениях по поводу вычитания дней с отпуска; невыходов на службу в марте и мае 1995г.; в подложных «копии» и «выписке» из протоколов заседаний аттестационных комиссий части за 1993 и 1994г., с которых следовало, что меня тогда тоже увольняли, но почему-то не смогли уволить; заявлениях в адрес начальника Володарского РОВД; в Дзержинский горсуд; в СМИ и др.

Постановлением Мулинского ГВС от 11.10.2000 Никешин был признан виновным в оскорблении меня в объяснении по поводу вычитания дней с отпуска, но не привлечен к уголовной ответственности только из-за срока давности и амнистии на День Победы. Весь этот позор показало обл. ТВ. Я представил его в видео обращении в ваш адрес.

Несмотря на это, Мулинский ГВС решением от 23.04.02 снова отказал в удовлетворении жалобы, снова в решении даже не упоминая об определениях Военной коллегии и суда МВО. Суд также отказывается рассматривать 9 (девять) моих жалоб, направленных на новое рассмотрение после отменны этих определений Московским ОВС. Мне пишут отписки, что все они рассмотрены и «по ним приняты соответствующие решения» (?)

Вновь подаваемые в Военную коллегию и ГВП жалобы мне возвращают обратно с отписками, что «переписка» со мной прекращена. Прил. некоторые копии.

Таким образом, незаконным приказом об увольнении, вынесением судами неправосудных решений и определений и отказом рассматривать 9 моих жалоб при поддержке их военными прокурорами, нарушены мои Конституционные права и свободы человека, гражданина и офицера: право на труд; отпуск; передвижение, получение жилья; участие в выборах; свободу выбора места жительства; судебную защиту; справедливое судебное разбирательство и др.

В подробной жалобе я остановился на том, как командование, судьи и прокуроры всех уровней пытались привлечь меня к уголовной ответственности, чтобы я перестал добиваться восстановления в отношении себя законности и справедливости и восстановления доброго имени офицера.Прил. статью А.Политковской обо мне «Чего стоят обещания Главного военного прокурора. Из опального офицера Школьного правоохранительные органы пытаются сделать террориста». Если бы не эта статья, которую я прилепил на автомобильГенпрокурора Скуратова, когода тот зпезжал в здание Генпрокуратуры и связанный с ней скандал, меня бы осудили за взрыв бомбы у Здания ГВП, организованный тем же Главным военным прокурором Деминым, чтобы скрыть скандал с моим увольнением.

Все подробно будет в ближайшие дни изложено в видеообращении на ваше имя в моих блогах на Ютубе, Рутубе, Смотри, в ВК, Фейсбуке, ОК.

Оставить комментарий