Халатность медицинского работника, повлекшая гибель человека

Целью данного Обращения, — является желание Заявителя, как законного представителя покойной супруги, донести до органов государственной власти и внимания общественности, обстоятельства случая преступной халатности медицинского работника при исполнении им своих служебных обязанностей, его отказа в оказании больному квалифицированной медицинской помощи, что в свою очередь привело к его трагической гибели, а также обнародовать обстоятельства утаивания руководством медицинского учреждения вышеуказанного обстоятельства, при покрывательстве всего перечисленного Министерством здравоохранения Республики Коми (далее по тексту – Обращение).  

 

01 февраля 2016 года моя супруга Воронкина А.В., почувствовав серьезное недомогание и ухудшение состояния здоровья, обратилась на приём в Государственное бюджетное учреждение здравоохранения Республики Коми «Воркутинская поликлиника» по адресу: Республика Коми, г. Воркута, Ленина, д. 72 (далее по тексту – ГБУЗ РК «ВП»). Врачом-терапевтом ГБУЗ РК «ВП» ей был поставлен первоначальный диагноз: ОРВИ — острая респираторно-вирусная инфекция. Первичный листок нетрудоспособности был выписан 01.02.2016 года. Наблюдение за состоянием здоровья моей супруги и приемы врача проводились участковым врачом-терапевтом Терапевтического отделения ГБУЗ РК «Воркутинская поликлиника» Слобожаниновой Ларисой Вениаминовной (далее по тексту –  Врач-терапевт\Лечащий врач). В период развития событий данного трагического события, должность Главного врача ГБУЗ РК «ВП» занимал Кривоносов Сергей Анатольевич (далее по тексту –  Главный врач ВП).

В течение следующих 16 дней (с 01.02.16г. по 16.02.16г.), моя супруга регулярно посещала все назначенные ей Врачом-терапевтом больничные приемы, проходившие в следующие даты: 02.02.2016г., 04.02.2016г., 12.02.2016г., 15.02.2016г. и 16.02.2016г.

Каждое посещение моей супругой Врача-терапевта в ГБУЗ РК «ВП» происходило в сопровождении ее сестры. Подобная необходимость была вызвана обстоятельствами физической слабости и плохого самочувствия моей супруги, вызванные течением болезни.

Учитывая обстоятельства того, что супруга регулярно обсуждала со мной свое ухудшающееся самочувствие, а также подробности посещений ГБУЗ РК «ВП», и нюансы общения с Врачом-терапевтом, — я как Заявитель обладаю всей исчерпывающей информацией об обстоятельствах произошедшего.

Со слов моей супруги, с момента ее обращения в ГБУЗ РК «ВП» за оказанием квалифицированной медицинской помощи, Врачом-терапевтом неоднократно всячески игнорировались жалобы супруги на ухудшающееся с каждым днем состояние здоровья, а также полное отсутствие какого-либо эффекта, от назначенного курса лечения.

Помимо ошибочно установленного диагноза заболевания, Врач-терапевт несколько раз отклоняла просьбы жены о более детальном медицинском обследовании состояния ее здоровья, а также просьбы о ее госпитализации. Отказ в оказании жене вышеперечисленных мер квалифицированной медицинской помощи, Врач-терапевт мотивировала отсутствием необходимости в их назначении.

Обращаю внимание на то обстоятельство, что со 02 февраля 2016 года по рекомендации Роспотребнадзора Республики Коми, на территории города Воркута были введены карантинно-ограничительные мероприятия, направленные на предотвращение распространения эпидемии гриппа и ОРВИ в организациях и предприятиях городского округа Воркута, соответствующее Постановление было подписано Руководителем администрации МО ГО «Воркута» Гурьевым И.В.

Несмотря введенные карантинно-ограничительные мероприятия, во время действия которых сотрудниками системы здравоохранения должны быть усилены меры по профилактике распространения и борьбе с вирусными заболеваниями, Врач-терапевт крайне халатно относилась к выполнению своих должностных обязанностей.

На больничных приемах у Врача-терапевта в ГБУЗ РК «ВП» супруга жаловалась Лечащему врачу на значительное ухудшение состояния здоровья, которое с каждым днем становлюсь более тяжелым, и усугублялось приемом сильных антибиотиков, назначенных на курс лечения. В частности, жена неоднократно сообщала Врачу-терапевту о следующих симптомах, сопровождающих ее недомогание: упадок сил и слабость, непрекращающаяся тошнота и рвота, постоянная не утихающая сильная головная боль, головокружения, временные потери ориентации в пространстве и координации движений, сонливость, отсутствие аппетита, не спадающую все дни высокою температуру тела, кашель, не спадающее высокое артериальное давление («нормальным» для супруги являлось пониженное артериальное давление, данная информация отражена в ее амбулаторной карте, и была известна Врачу-терапевту).

Внимание Врача-терапевта на больничных приемах моей жены сводилось в беглый визуальный осмотр, измерение температуры тела, а также назначении на курс лечения сильнодействующих антибиотиков, проведение данных процедур занимало от силы 10 минут. В конце второй недели с момента обращения жены в ГБУЗ РК «ВП», ей было выдано направление сдать анализы мочи и крови.

Рентгенографию грудной клетки Врач-терапевт предлагала супруге самостоятельно привезти из другой поликлиники, где жена делала ее полгода назад в ходе планового медицинского осмотра по направлению работодателя. После отказа жены выполнять не имеющее здравого смысла предписание Лечащего врача, лишь          15 февраля 2016 года ей было выдано направление на рентгенографию в ГБУЗ РК «ВП».

В проведении комплексного обследования состояния здоровья и госпитализации Врачом-терапевтом жене было отказано. Иных мер квалифицированной медицинской помощи в ГБУЗ РК «ВП» супруге оказано не было.

Не ограничившись игнорированием поступающих жалоб, на одном из больничных приемов Врач-терапевт обвинила мою супругу в симулянстве, придумывании симптомов заболевания, и попытке продления срока нахождения на оплачиваемом больничном, в результате чего, между супругой и Врачом-терапевтом произошел незначительный словесный конфликт.

16 февраля 2016 года жену в ГБУЗ РК «ВП» очередной раз привезла сестра. Самостоятельно передвигаться вне дома супруга уже была не в состоянии, испытывала сильную слабость и головокружение, также у нее наблюдались проблемы с координацией движения, при движении ее придерживала сестра. Днем ранее (15.02.16г.), на время проведения больничного приема, Врачом-терапевтом было запланировано собрание медицинской комиссии ГБУЗ РК «ВП», в составе нескольких врачей, под председательством Заведующей Терапевтического отделения ГБУЗ РК «ВП» Ворожцовой Линды Евгеньевны. Указанной медицинской комиссией должна была быть дана объективная оценка состояния здоровья супруги, и назначены дополнительные меры квалифицированной медицинской помощи. Тем не менее, 16.02.2016 года медицинская комиссия ГБУЗ РК «ВП» по факту заболевания супруги не собиралась, больничный прием производился Врачом-терапевтом единолично, в связи с чем собрание медицинской комиссии и следующий больничный прием были запланированы на 17.02.2016 года.

Сообщаю, что располагаю сведениями о том, что Врачом-терапевтом в амбулаторной карте супруги была сделана запись о проведении медицинской комиссии под председательством Заведующей Терапевтического отделения ГБУЗ РК «ВП». Считаю, что целью фальсификации сведений о ходе лечения супруги, являлась попытка сокрытия факта неоказания Врачом-терапевтом квалифицированной медицинской помощи больному.

По истечении нескольких часов с момента посещения ГБУЗ РК «ВП» (16.02.2016г.), состояние здоровья жены резко ухудшилось до критического, в результате чего она потеряла сознание. Экстренно были вызваны реанимационные бригады неотложной медицинской помощи и интенсивной терапии, по их прибытии был подключен аппарат искусственной вентиляции легких, медики констатировали состояние глубокой комы, принято решение о срочной госпитализации. Бригадой скорой помощи жена была доставлена в реанимацию инфекционного отделения Государственного бюджетного учреждения здравоохранения Республики Коми «Воркутинская больница скорой медицинской помощи» (Республика Коми, г. Воркута, ул. Тиманская, д. 2) (далее по тесту — ГБУЗ РК «ВБСМП»). Должность Главного врача ГБУЗ РК «ВБСМП» занимал Поляхов Виктор Павлович (далее по тексту – Главный врач ВБСМП).

Спустя 6 часов (именно столько времени понадобилась медикам для выявления причины критического ухудшения состояния здоровья) жена была переведена в Отделение анестезиологии – реанимации ГБУЗ РК «ВБСМП». Причина перевода в другое отделение заключалась в подозрении медиков на обильное кровоизлияние в области головного мозга супруги.

Позднее, в ходе личной беседы Заведующий отделением — врач анестезиолог – реаниматолог отделения анестезиологии – реанимации ГБУЗ РК «ВБСМП» Якимов Сергей Николаевич (далее по тексту – Заведующий реанимации) (также являющийся депутатом, избранным по единому избирательному округу в г. Воркута от РО ПП «Справедливая Россия»), сообщил мне, что причиной внезапного ухудшения здоровья жены является разрыв аневризмы сосудов головного мозга, и пояснил, что данное заболевание является врожденным, протекает и развивается бессимптомно, по этой причине невозможно его своевременно диагностировать и предотвратить негативные последствия. В этой же беседе мне было сообщено, что состояние моей супруги крайне тяжелое, к ней подключены аппараты принудительного поддерживания жизнедеятельности, диагностировано значительное повреждение головного мозга, критическое состояние не позволяет произвести транспортировку и оперирование, сотрудниками реанимации лишь искусственно поддерживается ее жизнедеятельность, меры для улучшения состояния не принимаются в силу их бесполезности,  а также, что моя супруга скончается в течение нескольких дней , шансы на ее спасение отсутствуют.

24 февраля 2016 года, не приходя в сознание жена скончалась в Отделении анестезиологии – реанимации ГБУЗ РК «ВБСМП».

Вскрытие тела супруги было назначено на 29 февраля 2016 года, и производилось Врачом патологоанатомом ГБУЗ РК «ВБСМП» Алферовой Ольгой Юрьевной (далее по тексту – Патологоанатом), подписавшей по его результатам Медицинское свидетельство о смерти серии 87 № 021178 от 29 февраля 2016 года. В качестве причин смерти в котором указывались: отек головного мозга с дислокацией, внутримозговое кровоизлияние с тампонацией желудочков мозга, а также разрыв аневризмы сосудов головного мозга.

Таким образом, группа медицинских работников, включая Заведующего реанимацией и Патологоанатома, при согласовании диагноза и причин смерти с Главным врачом ВБСМП, пришла к единому мнению и зафиксировала это документально, что причиной смерти жены являлось врожденное заболевание, диагностировать которое не было возможно, ни силами Врача-терапевта и полученных в ходе назначенного лечения результатов анализов, ни при осуществлении реанимационных мероприятий в период нахождения супруги в Реанимационном отделении ГБУЗ РК «ВБСМП». Самое невероятное, – указанные выше диагноз и причина смерти подтверждались Патологоанатомом по результатам вскрытия и детального изучения внутренних органов, учитывая минимальную вероятность допуска ошибки при проведении данного метода диагностики причин заболевания и смерти.

Указывая данную причину смерти в качестве официальной, сотрудники ГБУЗ РК «ВБСМП» полностью исключали вину Врача-терапевта в смерти жены, тем самым утаивая реальную причину смерти, и ряд событий к ней приведших, а также уклонялись от применения в отношении них самих мер административного воздействия

со стороны вышестоящего руководства.   

14 апреля 2016 года мною в адрес Министерства здравоохранения Республики Коми (167981, г. Сыктывкар, ул. Ленина, д. 73) на имя Министра Березина Д.Б.  (далее по тексту — Министерство) было направлено Заявление с просьбой проведения служебного расследования по факту медицинской халатности, и неоказания больному квалифицированной медицинской помощи, повлекшей его скоропостижную смерть.

Ответ на вышеуказанное Заявление было направлено в только в июне 2016 года, в Письме Министерства здравоохранения Республики Коми от 14.06.2016 года                     № 1306/1265/1265/2, в котором сообщалось о проведении проверки по вопросу соблюдения порядков и стандартов медицинской помощи. По результатам анализа медицинской документации, не выявлено нарушений сотрудниками ГБУЗ РК «ВП» и ГБУЗ РК «ВБСМП» стандартов оказания медицинской помощи.

Согласно сведений Министерства, причиной смерти жены, явился разрыв аневризмы артерий головного мозга, сопровождающийся острым нарушением мозгового кровообращения с формированием гематомы мозжечка и ее прорывом в боковые желудочки головного мозга. Таким образом, Министерство официально подтверждает диагноз заболевания и причину смерти, установленные ГБУЗ РК «ВБСМП», и так же полагает, что моя жена скончалась в результате обострения врожденного заболевания, диагностировать которое было невозможно.

Считаю, что комплексное служебное расследование причин гибели жены, на основании направленного в адрес Министерства Заявления, — не проводилось, медицинская документация и результаты полученных анализов, — должным образом не изучены, объективная оценка действий сотрудников ГБУЗ РК «ВП» и ГБУЗ РК «ВБСМП», — не поставлена. Полагаю, что должностным лицом Министерства здравоохранения Республики Коми сознательно игнорировалась указанная в моем Заявлении информация о халатности и неоказании оказании медицинской помощи, а также что Министерством намеренно скрывается и искажается достоверная информация об истинных причинах гибели жены.

14 апреля 2016 года мною в адрес Следственного управления Следственного комитета РФ по Республике Коми Следственного отдела по г. Воркута (г. Воркута,          ул. Парковая, д. 31Б) (далее по тексту — Следственный отдел) было направлено Заявление  с просьбой провести проверку, и по ее результатам возбудить уголовное дело в отношении участкового Врача-терапевта ГБУЗ РК «ВП» Слобожаниновой Л.В., по признакам состава преступления, предусмотренного п. 2 ст. 109 и п. 2 ст. 124 Уголовного кодекса Российской Федерации.

На основании вышеуказанного Заявления, Следственным отделом была проведена проверка, в результате которой, 27 мая 2016 года было возбуждено уголовное дело № 3995603 (далее по тексту – Уголовное дело). Постановлением старшего следователя Следственного отдела по г. Воркута Республики Коми от 27 мая 2016 года я был признан Потерпевшим по данному Уголовному делу.

В последствии, в рамках расследования по Уголовному делу, Постановлением старшего следователя Следственного отдела было назначено проведение независимой судебно-медицинской экспертизы причин смерти жены и оказания медицинской помощи.

Во исполнение вышеуказанного Постановления судебно-медицинской комиссией была проведена независимая медицинская экспертиза. Приняв во вни­мание вопросы, поставленные следствием на разрешение, судебно-медицинская экспертная комиссия пришла к следующим выводам, отраженным в Заключении независимой медицинской экспертизы по материалам дела № 03/58-16/110-16, что: непосредственной причиной смерти жены явились отек и дислокация головного мозга, резвившиеся, как осложнение массивного кровоизлияния в желудочки головного мозга, которое явилось осложнением острого менингита (воспаление мягкой мозговой оболочки) с поражением сосудов головного мозга (васкулит) на фоне генерали­зованной смешанной вирусно-бактериальной инфекции (сепсис). Указанный диагноз подтверждается проведенными исследованиями и клинической картиной обострения заболевания.

При анализе результатов компьютерной томографии от 17.02.2016г. экс­пертной комиссией убедительных данных на наличие аневризмы сосудов головного мозга не выявлено: имеются признаки массивного внутрижелудочкового кровоизлияния, выраженного отека и дислокации головного мозга.

На амбулаторном этапе оказания медицинской помощи моей жене в ГБУЗ РК «ВП» в период с 01.02.2016г. по 15.02.2016г. экс­пертной комиссией выявлены следующие дефекты: краткое, формальное запол­нение данных осмотра, жалоб пациентки, отсутствует оценка неврологического статуса; недостаточное обследование пациентки — при длительном течении заболевания (свыше 10 дней без значимой динамики на фоне лечения) не изъяты мазки из зева и анализ мокроты для уточнения возбудителя и определения чувствительности к антибиотикам, не взяты контрольные анализы крови и мочи, не проведена рентгенография грудной клетки, что привело к несвоевременной диагностике менингита, сепсиса и поздней госпитализации пациентки. Лечение острой респираторной вирусной инфекции на амбулаторном этапе было назначено без учета патогенного фактора — не были изъяты мазки для определения чувствительности к антибиотикам.

Причиной наступления неблагоприятного исхода, по мнению экс­пертной комиссии, явилось развитие массивного внутрижелудочкового кровоизлияния. Внутрижелудочковое кровоизлияние, наиболее ве­роятно, возникло в результате поражения сосудов мягкой мозговой оболочки на фоне ост­рого инфекционного менингита. В данном случае при патологоанатомическом исследова­нии источник кровоизлияния не обнаружен, а по результатам прижизненной компьютер­ной томографии убедительных данных за наличие аневризмы не выявлено.

 

Дефекты оказания медицинской помощи, явились фактором, способствовавшим несвоевременной диагностике менингита, генерализованной инфекции (сепсиса) и поздней госпитализации пациентки. И учитывая вышеизложенное, наступление смерти жены было обусловлено тяжестью и особенностями течения основного заболевания в совокупности с дефектами оказания медицинской помощи на амбулаторном этапе в ГБУЗ РК «ВП».

Несмотря на вышеуказанные обстоятельства, 30 ноября 2017 года Следственным управлением Следственного комитета РФ по Республике Коми Следственным отделом по г. Воркута вышеуказанное уголовное дело было прекращено.

Считаю, что Врач-терапевт Слобожанинова Л.В. халатно и методично игнорировала жалобы жены на значительное ухудшение здоровья, более того, сознательно отказывала ей в предоставлении квалифицированной медицинской помощи и госпитализации, что в последствии привело к ее гибели.

Даже предположив, что Врач-терапевт, обладая высшим медицинским образованием, длительное время занимая должность участкового врача-терапевта, по каким-то известным только ей причинам не смогла верно диагностировать заболевание и не заметила очевидную опасность для жизни и здоровья моей супруги, — то в таком случае данное обстоятельство явно свидетельствует о некомпетентности, халатности и непрофессионализме Врача-терапевта Слобожаниновой Л.В., по вине которой погибла моя жена. Так же вызывает сомнение компетентность и профессионализм Заведующего реанимацией и Патологоанатома, которые несмотря на производимые ими многочисленные обследования и медицинские мероприятия тоже установить истинный диагноз, либо умышленно покрывали халатность Врача-терапевта.

В ходе ознакомления с материалами Уголовного дела, мне стало известно, что Врач-терапевт, будучи предупрежденной об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, давая показания в качестве свидетеля указала в Протоколе допроса, о проведении 16.02.2016 года медицинской комиссии под председательством Заведующей Терапевтического отделения ГБУЗ РК «ВП». Таким образом считаю, что Врач-терапевт сознательно дала ложные показания, о чем 20.03.2017 года в Следственный отдел мною было направлено соответствующее Заявление.

На основании вышеизложенного, прошу Вас оказать содействие в донесении до внимания органов государственной власти важной проблемы отечественного здравоохранения, из-за существования которой по всей стране каждый день умирают люди.

Придание произошедшей трагедии публичной огласки, позволит помешать чиновникам Министерства здравоохранения Республики Коми скрыть факт преступной халатности и неоказания медицинской помощи, повлекшие смерть молодой девочки.

Врач-терапевт Слобожанинова Л.В. свою вину в гибели моей супруги не признала. По состоянию на сегодняшний день она продолжает занимать в Терапевтическом отделении ГБУЗ РК «Воркутинская поликлиника» должность врача-терапевта, и оказывает населению медицинскую помощь, качество которой, вызывает серьезные сомнения, а также опасения за жизнь и здоровье граждан. Некомпетентность Врача-терапевта может привести к повторению случившейся трагедии и к гибели пациентов, так как непрофессионализм и халатность данного медицинского сотрудника не нашли объективной оценки руководством ГБУЗ РК «Воркутинская поликлиника» и Министерства здравоохранения Республики Коми.

Оставить комментарий