Субсидирование клинических испытаний

Президенту Российской Федерации

ПУТИНУ Владимиру Владимировичу

Здравствуйте, Владимир Владимирович.

  

   Надеемся, что письмо, наконец-то, дойдёт до Вас. К сожалению, мы уже год пытаемся помочь сибирским учёным, открытие которых, с большой долей вероятности, может стать не только мировой  сенсацией, но и реальной помощью 200 000 россиян, больных болезнью Паркинсона, и миллионам больных в мире.

  Данный недуг, на сегодняшний день, относится к неизлечимым, ведущим к инвалидности, заболеваниям. Диагноз «Болезнь Паркинсона» (дрожательный паралич) всё чаще ставится молодым людям в возрасте до 40 лет.

    В Российской Федерации, под руководством химика-синтетика с мировым именем, профессора Новосибирского института органической химии СО РАН Наримана Салахутдинова, синтезирована новая молекула на основе которой томской компанией «Инновационные фармакологические разработки» (ООО «ИФАР») новое лекарство от болезни Паркинсона – «Диол», которое, благодаря новому механизму действия, должно помочь там, где бессильна существующая терапия.

К настоящему времени завершаются все работы по разработке лекарства и его испытаниям на животных, и в следующем году можно было бы начать клинические испытания на добровольцах, а затем и на больных паркинсонизмом. Для клинических испытаний нужны 100-150 млн. рублей, которых в таком объеме нет у авторов и разработчиков препарата.

Формально для субсидирования клинических испытаний есть государственная программа «Фарма 2020», но ее условия в части клинических испытаний не соответствуют требованиям к разработке инновационных лекарств. Она по срокам и требованиям к темпам коммерциализации разработки рассчитана на поддержку создания очередных, заведомо устаревших дженериков – воспроизведенных препаратов с законченным сроком патентной защиты. Кроме того, она ориентирована на заводы-производители, которые не занимаются созданием инновационных лекарств, их возможности ограничены дженериками. Завод должен сначала понести затраты, а потом их возможно скомпенсируют в объеме до 50%. Эти условия являются непреодолимым барьером для всех инновационных компаний страны, которые, получив на начальном этапе разработки средства министерства на технологию и испытания на животных, создали-таки новое лекарство и вышли на клинические испытания. Диол создавался именно так. Заводы-производители готовы говорить с авторами и разработчиками Диола и других инновационных лекарств только после их регистрации, которой предшествуют клинические испытания.

Выходит, что отечественный инновационный антипаркинсонический препарат, успешно прошедший первый этап разработки, не может быть внедрен у себя в стране и 200 000 тысяч граждан России, больных паркинсонизмом будут, из-за несоответствия реалиям практики работ имеющейся государственной программы, брошенными на произвол судьбы! А кому это выгодно? Есть ли это чисто российское разгильдяйство тех, кого не коснулась эта страшная болезнь, или это осмысленная работа неких ответственных чиновников, чьи имена легко вычислить. Ведь и за разработкой Программы «Фарма 2020», и за ее реализацией стоят конкретные люди, считающиеся профессионалами. А ведь реально инновационные проекты, успешно прошедшие разработку за государственные деньги, либо будут уничтожены, либо отданы за бесценок западным доброхотам. И, насколько мы знаем, они уже вьются вокруг Диола и ему подобных отечественных разработок мирового уровня приоритета.

Сегодня больные паркинсонизмом лечатся преимущественно дорогими зарубежными лекарствами. Так, Мадопар – 100 таблеток стоит 1400 рублей (при том, что прием доходит до 5-8 штук в день); Мирапекс – 30 таблеток — 1100-1300 рублей (при том, что прием доходит до 3-5 штук в день). Как правило, эти лекарства употребляют вместе. Итого, в месяц выходит от 5000 до15000 рублей. (Пенсия по инвалидности 1000 рублей в месяц).

Не будем забывать и о том, что торможение внедрению на родине своих инноваций – это намеренный вред, с целью подорвать престиж страны, не дать быть первой с открытиями мирового уровня. Кому это может быть выгодно? Все «узкие» места очень легко просчитать и «расшить», но уполномоченные на то чиновники «профессионалы» почему-то не решают проблему, а наоборот – способствуют ее усугублению. 

   С уважением к Вам и Вашему труду,Салихова Айгуль Маратовна

Оставить комментарий