Бесплатная консультация: 8 (800) 350-83-79

Просьба в восстановлении в жилищной программе жителей Ханты-Мансийского автономного округа, исключенных из программы «Улучшение жилищных условий населения ХМАО-Югры» на 2005 — 2015 годы

от жителей Ханты-Мансийского автономного округа — Югры,
исключенных из состава участников целевой программы
«Улучшение жилищных условий населения Ханты-Мансийского автономного округа — Югры» на 2005–2015 годы»

Уважаемый Владимир Владимирович!

Обращаются к Вам жители Ханты-Мансийского автономного округа–Югры (далее — ХМАО-Югра) с просьбой обратить внимание на ситуацию, сложившуюся в нашем округе и коснувшуюся, как нас лично, так и многие другие семьи.
В данный момент, пройдя через споры, обращения в местные органы власти и даже судебные процессы, мы теряем веру, как в законодательную, так и исполнительную и судебные ветви власти. Мы чувствуем себя обманутыми, хотя именно нас (открыто, официально в документах и на словах) называют обманщиками.
Без Вашего участия при описанной ситуации мы не видим возможности защитить свои права!

В целях улучшения жилищных условий населения ХМАО-Югры и создания рыночного механизма обеспечения жилыми помещениями граждан, проживающих на территории автономного округа, был принят Закон ХМАО-Югры от 11.11.2005 года №103-оз «О программе Ханты-Мансийского автономного округа–Югры «Улучшение жилищных условий населения Ханты-Мансийского автономного округа–Югры» на 2005 – 2015 годы (далее – Закон №103-оз).
В число составных частей программы включены в том числе:
• подпрограмма 2 «Доступное жилье молодым» (далее — подпрограмма 2), предусматривающая государственную поддержку участникам в виде предоставления субсидий на детей в размере рыночной стоимости 12 кв. м. и;
• подпрограмма 4 «Ипотечное жилищное кредитование» (далее — подпрограмма 4), предусматривающая государственную поддержку в виде компенсации части процентной ставки по ипотечному кредиту.
В целях реализации данных подпрограмм:
• постановлением Правительства Ханты-Мансийского автономного округа–Югры от 07 апреля 2006 года №67-п утвержден Порядок реализации подпрограммы “Доступное жилье молодым“ программы Ханты-Мансийского автономного округа–Югры “Улучшение жилищных условий населения Ханты-Мансийского автономного округа — Югры“ на 2005 — 2015 годы (далее – Порядок реализации подпрограммы 2);
• постановлением Правительства Ханты-Мансийского автономного округа – Югры от 08 февраля 2006 года №23-п утвержден Порядок реализации и финансирования подпрограммы “Ипотечное жилищное кредитование“ программы Ханты-Мансийского автономного округа — Югры “Улучшение жилищных условий населения Ханты-Мансийского автономного округа — Югры“ на 2005 — 2015 годы (далее – Порядок реализации подпрограммы 4).
Для реализации Программы было создано и привлечено АО «Ипотечное агентство Югры» (далее – Агентство). Специалисты Агентства организовывали консультации для возможных участников программы на которых, в том числе отвечая на наши вопросы, разъясняли, что определяющим условием участия в Программе является отсутствие в собственности жилья на территории округа либо его наличие, но не прохождение по учетной норме – 12 кв.м. общей площади на каждого члена семьи .
В соответствии с положениями пункта 4 статьи 9 Закона №103-оз в целях подпрограммы 2 нуждающимися в улучшении жилищных условий являются члены молодой семьи, если они в том числе «являются собственниками жилых помещений или членами собственника жилого помещения и обеспечены общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее 12 квадратных метров». Необходимо отметить, что указанная норма не содержит привязки к местонахождению жилого помещения, находящегося в собственности и принимаемого во внимание при установлении нуждаемости.
Однако далее, положениями пункта 14 статьи 10 Закона №103-оз предусматривалось, что участниками подпрограммы 2 не могут быть молодые семьи, намеренно ухудшившие свои жилищные условия. Под намеренным ухудшением следует понимать совершение сделок, направленных на отчуждение жилья, находящегося на территории ХМАО-Югры, в результате чего их обеспеченность общей площадью жилых помещений стала составлять менее 12 квадратных метров.
Системное толкование находящихся в очевидной взаимосвязи положений пункта 4 статьи 9 и пункта 14 статьи 10 Закона №103-оз позволяет трактовать положения пункта 4 статьи 9 так:
«в целях подпрограммы 2 нуждающимися в улучшении жилищных условий являются члены молодой семьи, если они являются собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения, находящегося на территории ХМАО-Югры, и обеспечены общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее 12 квадратных метров».
Указанные правовые нормы также корреспондируют положениям пунктов 2.1.5, 2.1.6, 3.1.4 Порядка реализации подпрограммы 2 в редакции, утвержденной Постановлением Правительства ХМАО-Югры от 22.04.2009 года №90-п (действующей на момент постановки наших семей на учет), согласно которым для постановки на учёт с целью получения субсидии, для получения субсидии требовалось предоставление документов органов, осуществляющих государственную регистрацию прав, подтверждающих наличие либо отсутствие жилого помещения в собственности по месту жительства на территории автономного округа.

Существенно:
положениями пунктов 2.1.5, 2.1.6., 3.1.4 Порядка реализации подпрограммы 2 в редакции, утвержденной Постановлением Правительства ХМАО-Югры от 22.04.2009 года №90-п (действующей на момент постановки нас на учет), устранена двусмысленность толкования пункта 2.2.5. Порядка реализации подпрограммы 2 в редакции, утвержденной Постановлением Правительства ХМАО-Югры от 07 апреля 2006 года, согласно которому для постановки на учет требовались и принимались во внимание при принятии решения «сведения из органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, о наличии или отсутствии в собственности всех членов семьи жилого помещения».
Мы – жители Югры, здесь мы работаем, здесь рождаются наши дети! Не многие из нас являются коренным населением ХМАО-Югры, не многие из нас родились в округе, некоторые из нас приехали в Югру в детском возрасте с родителями или молодыми специалистами после окончания вузов, но все мы стали создавать здесь семьи, рожать здесь детей. Там, откуда мы приехали, за некоторыми из нас были зарегистрированы какие-то жилые помещения, доли в жилье. В этой связи на консультациях мы все, ничего не скрывая и не стесняясь, задавали вопросы: «Не будет ли жилье, которое может быть зарегистрировано у членов семьи за пределами округа, помехой для участия в окружной Программе?». На что все мы, в разных населенных пунктах, в разное время и от разных консультантов Агентства получали один и тот же ответ: «Значение имеет нуждаемость при учёте жилья в округе».
Наличие формальных долей в жилье, расположенном за пределами округа, на наших жилищных условиях не сказывалось раньше и не сказывается сейчас. Они были получены нами либо в результате участия вместе с родителями в приватизации, либо переоформления жилья с целью защиты одиноких престарелых родителей от посягательств третьих лиц, без намерений проживания в этом жилье, либо получены по наследству, либо когда-то были собственниками жилья, но оно было продано.
Побывав на консультациях, задав на них соответствующие вопросы, получив на них ответы и находясь в полном убеждении в том, что мы соответствуем всем условиям Программы, все наши семьи решились на участие в программе.
Слово «решились» можно подчеркнуть, т.к. это было для всех нас не простое решение, на которое мы бы не пошли, не будучи уверенными, что только с государственной поддержкой мы можем позволить себе многомиллионные кредиты, взятые на десятки лет, доведя до нормальных свои жилищные условия.
Между тем, на заключительном этапе после сбора всех необходимых справок и документов, в бланках заявлений о постановке на учет, предоставляемых в Агентстве, мы обнаружили раздел, в котором необходимо было указать о наличии или отсутствии у членов семьи жилья, зарегистрированного в собственность и расположенного на территории ХМАО — Югры и других субъектов РФ. И снова, специалисты Агентства объясняли всем нам, что постановка на учет осуществляется на основании справок по округу, а значит указывать в данном разделе необходимо жилье в округе, то есть в соответствии с предоставляемыми документами.
Таким образом, без какого-либо корыстного умысла в своих заявлениях мы указывали о собственности в округе, а если таковая отсутствовала, то указывали «Не имеем», прикладывали весь пакет документов, собранный в соответствии с требованиями Порядка реализации подпрограммы 2 и ждали решения Агентства.
Обращаем Ваше внимание на то, что, предоставляя документы в соответствии с Порядком реализации подпрограммы 2, мы одновременно претендовали на участие в Подпрограмме 4. Также мы давали согласия на обработку персональных данных, не возражая против проведения в отношении наших семей проверок.
В итоге, после регистрации наших заявлений, рассмотрения и проверки предоставленных с ними документов и признания наших семей нуждающимися в улучшении жилищных условий наши семьи в период с июня по ноябрь 2010 года были поставлены на учет для получения государственной поддержки в виде компенсации части процентной ставки по ипотечным кредитам и субсидии на имеющихся детей.
За счет кредитных средств, полученных на основании кредитных договоров, заключенных с банками-партнерами программы, нами были приобретены жилые помещения в городах округа. Указанные помещения в соответствии с требованиями программы были оформлены в долевую собственность на каждого члена семьи — участника программы.
Одновременно с заключением кредитного договора между участниками программы, Агентством и банками заключались трехсторонние соглашения о компенсации части процентной ставки (далее – соглашения), по которым Агентство в рамках подпрограммы 4 обязалось компенсировать часть процентной ставки по кредитным договорам. При этом существовало условие для участников программы, которое заключалось в том, что срок кредита должен составлять не менее 20 лет.
С момента заключения соглашений и по настоящее время мы добросовестно исполняем свои обязательства, предусмотренные, как условиями соглашений, так и кредитных договоров.

В 2016 году в момент подхода очередности на субсидию в рамках подпрограммы 2, нашим семьям было отказано в предоставлении субсидий. Более того, мы были исключены из состава участников Программы. Причиной этим действиям со стороны Агентства стало выявление фактов «незаконного участия» наших семей в программе. Агентство стало делать запросы в Росреестр о правах отдельных лиц на жилые помещения на территории РФ и было обнаружено, что во многих семьях имеется член семьи, являющийся собственником жилья, либо доли в жилье, расположенном за пределами округа. Несмотря на то, что в момент постановки на учет вывод о нуждаемости в улучшении жилищных условий наших семей осуществлялся на основании предоставленных нами документов и сведений по округу, Агентство стало обвинять нас в обмане, и мы из законопослушных граждан превратились в «мошенников, незаконно воспользовавшихся государственной поддержкой».
Агентство стало рассылать в наш адрес претензии о расторжении соглашений и возврате полученной в рамках господдержки компенсации. Специалисты Агентства при личном общении предупреждают нас о том, что «судиться бесполезно, за их спиной стоит Правительство ХМАО-Югры, что районным, городским и окружному суду давно спустили директиву решать дела в пользу Агентства». Нам безо всяких стеснений советуют не тратить время и деньги на судебные тяжбы и добровольно вернуть компенсацию. В некоторых претензиях Агентства, участникам программы вменяют статью 159.2 Уголовного кодекса РФ, беря на себя функции правоохранительных органов!
Между тем, по состоянию на конец декабря 2017 года в картотеке дел Ханты-Мансийского районного суда уже находилось 32 дела с участием Агентства (дела по восстановлению в списках, по расторжению, недействительности соглашений и взысканию компенсаций), Когалымского городского суда — 38, Мегионского – 40, Белоярского – 24, Сургутского – 218, Нижневартовского – 111, Няганского – 86, Нефтеюганского районного суда – 58, Югорского – 13, суда Ханты-Мансийского автономного округа – Югры — 273 дела (апелляция).
Любопытен тот факт, что при всей похожести наших ситуаций, характер исковых требований очень разный:
– иногда на участников программы подает в суд само Агентство с требованием расторгнуть соглашение и вернуть компенсацию в Агентство;
– в других случаях, Агентство подает иски с требованием признать трехстороннее соглашение недействительным вследствие заключения под влиянием обмана, и возврата компенсации в Агентство;
– в некоторых исках истцом выступает Департамент строительства ХМАО-Югры с требованием признать соглашения недействительными вследствие обмана и возврата компенсации в Департамент строительства;
– было и так, что Департамент строительства ХМАО-Югры требовал признать соглашение недействительным ввиду его ничтожности и вернуть полученную компенсацию в Департамент;
– как только «бывшие» участники программы стали обращаться с единоличными жалобами в Ваш адрес, а данные жалобы стали перенаправляться в Правительство ХМАО-Югры, характер требований изменился: с исками в суд стало снова выходить Агентство с пока единственным требованием о расторжении соглашений (о возврате компенсации речи нет).
– в последние месяцы случилось и так, что Агентство вышло с предложением заключить мировое соглашение о расторжении трехсторонних сделок без возврата гражданами компенсации.

Мы не согласны с тем, что нас называют обманщиками, что мы ввели в заблуждение Агентство и Департамент строительства ХМАО-Югры. Мы тщетно пытаемся восстановиться в программе в судебном порядке. Некоторые судьи при личных встречах говорят, что на нашей стороне, сами просят, чтобы мы им помогли, предоставив прецеденты (судебные решения в пользу участников). Мы также слышим от них, что это «СИСТЕМА», что с этим ни нам, ни им бороться бесполезно. При вынесении решений суды закрывают глаза на действующий в момент постановки на учет порядок реализации подпрограмм, не идут в разрез интересам Департамента и Агентства, оставляют без внимания наши доводы, как будто их и не было. В своих решениях суды нередко прибегают к словам «обман» и его производным. Свои решения они мотивируют одним доводом: что мы не указывали в своих заявлениях жилые помещения, расположенные за пределами округа.
При этом о состязательности процесса нет и речи и — юристы Агентства выступают в судах и от своего имени, и от имени Департамента строительства , то есть они и истцы и третьи лица одновременно.
У нас же возникают непреодолимые сложности с поиском адвокатов – помимо немалой стоимости их услуг, многие из них, исходя из судебной практики, просто не берутся за наши дела, снова ссылаясь на «СИСТЕМУ».
Мы считаем, что если наличие собственности на территории других субъектов РФ являлось определяющим при принятии решения о постановке на учет, то:
– Порядком реализации подпрограммы 2 при определении нуждаемости в улучшении жилищных условий должно было быть предусмотрено предоставление справок о собственности на территории РФ;
– Агентство должно было у граждан требовать справки о наличии/отсутствии жилого помещения на территории всех субъектов РФ;
– Агентство, при условии добросовестного исполнения своих публично-правовых функций в рамках проверки документов, а также предоставленных сведений, должно было и могло самостоятельно делать запросы в регистрирующие органы. Препятствий со стороны граждан не существовало, так как вместе с заявлениями мы давали согласия на обработку персональных данных, которые предполагают, что вся предоставленная информация будет проверяться на предмет объективности и достоверности.
В своих ответах на наши жалобы, в том числе написанные на Ваше имя и переадресованные в органным местного самоуправления, Агентство, Департамент, заместители губернатора ХМАО-Югры пишут одно и то же: участие в программе носит заявительный характер, принимающая заявления сторона не могла делать запросы в регистрирующие органы, так как такое право не было закреплено законодательно.
Какие мы можем сделать из этого выводы?
1. Любая семья могла стать участником Программы только на основании того, что изъявила желание.
2. Объективная и всесторонняя проверка сведений не проводилась, запросы не направлялись, так как право направления запросов не предусмотрено законодательно.
Эти выводы порождают ещё больше вопросов:
• зачем с нас брали согласия на обработку персональных данных?
• зачем в Порядках предусмотрены основания отказа в постановке на учет при предоставлении недостоверных сведений?
• как могли быть эти основания найдены, если не проводились проверки?
Имея столько вопросов, мы провели анализ Порядков реализаций всех 7 (семи) подпрограмм, в редакциях, действующих в 2010 году.
Анализ показал, что в 2010 году постановка на учет по подпрограммам 2, 3, 4, 5 действительно носила заявительный со стороны граждан характер. НО! форма заявления о постановке на учет была утверждена и являлась неотъемлемой частью Порядка реализации подпрограммы только в подпрограммах 3 и 5, где по условиями подпрограмм постановка на учет осуществлялась на основании справок по РФ.
Таким образом, мы считаем, что использование формы заявления в таком виде, в котором она была утверждена для подпрограмм 3 и 5, недопустимо в подпрограммах 2 и 4, так как здесь постановка на учет осуществлялась на основании справок по округу. Следовательно, вопрос о собственности на территории других субъектов РФ в форме заявления для подпрограмм 2 и 4 противоречил определению нуждаемости в целях указанных подпрограмм.
Более того, так как окружная программа была принята в развитие ФЦП «Жилище», то считаем, что форма заявления к подпрограмме 2 должна была быть аналогична форме, предусмотренной Постановлением Правительства РФ от 13 мая 2006 г. N 285 «Об утверждении Правил предоставления молодым семьям социальных выплат на приобретение жилья в рамках реализации подпрограммы «Обеспечение жильем молодых семей» федеральной целевой программы «Жилище» на 2002 — 2010 годы», где форма заявления регламентирована (является приложением к правилам) и в ней содержатся лишь вопросы, касающиеся личности заявителя, нет ни слова о предоставлении информации о жилье, находящемся в собственности.

Также, анализ показал, что право на направление запросов с целью проверки предоставленных сведений у Агентства, как уполномоченной правительством и привлекаемой для реализации окружной программы организации, существовало и было закреплено пунктом 4.4. Порядка реализации и финансирования подпрограммы “Обеспечение жилыми помещениями граждан из числа коренных малочисленных народов в Ханты-Мансийском автономном округе — Югре“, утвержденного Постановлением автономного округа от 02 мая 2006 года №95-п. Данное право не было упомянуто в порядке реализации подпрограммы 2, однако исходя из смысла указанных норм, такое право было у Агентства в целом. Если было право, то существовала и объективная возможность осуществить данное право.
Так, согласно абзацу 1 статьи 7 Федерального закона от 21.07.1997 №122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре прав, являются общедоступными и предоставляются органом, осуществляющим государственную регистрацию прав, по запросам любых лиц, в том числе посредством почтового отправления, использования сетей связи общего пользования или иных технических средств связи, посредством обеспечения доступа к информационному ресурсу, содержащему сведения Единого государственного реестра прав.
В соответствии с абзацем 1 пункта 2 статьи 7 Сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре прав, предоставляются в срок не более чем пять рабочих дней со дня получения органом, осуществляющим государственную регистрацию прав, соответствующего запроса.

Снова обозначим, что Агентство и Департамент в исках и претензиях требуют возврата полученной компенсации. Однако, ни Законом №103-оз, ни порядками реализации подпрограмм, не предусмотрено оснований возврата полученной государственной поддержки, за исключением случая нецелевого использования средств, и в случае расторжения кредитного договора при несоблюдении участниками денежных обязательств.
Мы целевое использование средств подтвердили, документы на приобретенное в рамках подпрограммы жилье предоставили, оформили жилье по долям, распределив их между всеми членами семьи, в том числе несовершеннолетним детям, ежемесячно платим по кредитным договорам и ежегодно в течении многих лет страхуем как бы наше, но обремененное, жилье согласно условиям. Поэтому считаем требования Агентства и Департамента по возврату компенсации незаконными.

Исходя из вышесказанного и того, что если действительно для участия в программе определяющим условием было наличие/отсутствие собственности в РФ, то мы можем сделать для себя ещё один прискорбный вывод: с целью привлечения населения для участия в Программе и доказывания эффективности ее действия нас вводили в заблуждение относительно условий Программы. Или такой: если же мы изначально соответствовали всем критериям для участия в Программе, то в Порядки реализаций подпрограмм Правительством ХМАО-Югры вносились такие изменения, в результате которых мы стали не соответствовать данным критериям.
У нас у всех был выбор – участвовать в программе или нет. Сомнения о праве участия тоже были. Мы были убеждены, что полностью соответствуем условиям участия в Программе, а имеющиеся сомнения были развеяны на консультациях с сотрудниками АО «Ипотечное агентство Югры».
Даже если мы неправильно трактовали законодательные и подзаконные акты, даже если мы были не правы, то если бы ответственные лица своевременно, а не по прошествии 5-7 лет, проводили необходимые процедуры правовой оценки нуждаемости потенциальных участников программы, то за нами осталось бы право использовать имеющиеся ресурсы, исходя из жизненных приоритетов. Но нас лишили этого выбора и продолжают лишать, нарушая наше материальное и моральное право.
В результате активного привлечения и участия в Программе населения, желающего и готового улучшить свои жилищные условия, увеличилось количество строительных компаний, увеличилось количество ипотечных кредитов, выдаваемых банками, поднялась роль Округа в улучшении жилищных условий населения округа. Положительную статистику уже не испортишь! Спустя 5-6-7 лет можно вернуть деньги, зная, где есть пробел, лазейка: обвинить граждан в обмане, признать постановку на учет неправомерной, признать сделки недействительными и взыскивать полученные средства при этом снова показав свою эффективность, снова составив положительную отчётность и т.п.

Помимо уже достигнутого и неоспоримого положительного эффекта, нельзя не говорить и о негативных результатах реализации данной Программы, имеющих место в случаях подобных нашим. Их последствия создают тенденцию к росту неблагополучия югорских семей.
«Переиначивание» законных оснований ставит институт семьи в сложные, социально-экономические, правовые условия, а оказываемое со стороны Департамента и Агентства давление вызывает недоверие к правительству округа и еще более усугубляет социальную напряженность и незащищенность югорских семей.
Подводя итог нашего обращения, наших тяжб и судебных практик, можно сказать, что много семей в округе оказалось в неожиданной и неблагоприятной ситуации:
1) мы внезапно оказались должны государству: обязаны теперь единовременно вернуть за короткие сроки то, что нам выделялось в течение многих лет;
2) обязанности по выплате кредита перед банком при этом останутся, а ежемесячный платеж увеличится в связи с отсутствием компенсации;
3) наши семьи не получат субсидии, полагающиеся им по закону.;

Владимир Владимирович, мы обращаемся к Вам небольшим составом, однако знаем, что таких семей, как мы, в округе не мало. Кто-то боится гонений со стороны Правительства округа, работодателей (бюджетники и т.п.), а кто-то просто не верит в справедливость и положительный исход дела.
Мы просим Вашей помощи в решении этой непростой для нас ситуации:
– как семьи, соответствующие всем требованиям нормативных документов по улучшению жилищных условий, мы просим восстановления наших семей в подпрограммах «Доступное жилье молодым» и «Ипотечное жилищное кредитование» программы «Улучшение жилищных условий населения Ханты-Мансийского автономного округа — Югры» на прежних местах с дат постановок на учет.
Мы наблюдаем несовершенство нормативной базы, нестыковки между собой законов и актов Правительства, возможность неоднозначности их толкования, но ведь за несовершенством нормативно-правового регулирования подобных программ, за произволом местных чиновников стоят судьбы и жизни нас – ваших граждан!!!!

Мы дважды направляли наше коллективное обращение через официальный сайт kremlin.ru, сайт Правительства РФ, а также отправляли оригинал письма на почтовый адрес Администрации Президента РФ, Губернатора ХМАО-Югры, но наши письма перенаправляются в Правительство ХМАО-Югры, ответ от которого очевиден. Если содержание нашего письма станет известно Вам, то возможно нам удастся вырваться из этого замкнутого круга и наша проблема будет решена!

С уважением к Вам и вашей деятельности, жители Югры, исключенные из состава участников окружной программы «Улучшение жилищных условий населения Ханты-Мансийского автономного округа – Югры» на 2005 – 2015 годы.

1 комментарий к “Просьба в восстановлении в жилищной программе жителей Ханты-Мансийского автономного округа, исключенных из программы «Улучшение жилищных условий населения ХМАО-Югры» на 2005 — 2015 годы

  1. Добрый день, недавно я вошла в число «счастливчиков», названных обманщиками. Пока нахожусь в шоке, но ваше письмо вселило надежду.Поэтому хотелось бы узнать, это обращение принесло какие-то результаты? Кто нибудь добился восстановления?

Оставить комментарий