Предложения по реформированию судебной системы

Статья «Если это кошка, то где же плов?»

В соответствии с действующим законодательством правонарушения, связанные с самовольной перепланировкой жилых помещений, являются длящимися. Срок исковой давности и давности привлечения к административной и иной ответственностью начинает течь со дня вынесения постановления о привлечении к ответственности.

К сожалению, доказать в суде, что имело место самовольная перепланировка жилого помещения бывает крайне сложно или вообще невозможно. Некоторые судьи, по-видимому, руководствуясь, непонятным «шелестящим» интересом игнорируют все нормы прежнего жилищного законодательства и принимают полностью неправомерные решения. Из-за порочной практики в судебной среде, которая правильно характеризуется поговоркой, что: «Рука руку моет», отменить явно незаконные и бредовые решения суда первой инстанции бывает абсолютно невозможно. Пройдя все инстанции обжалования, истцы упираются в непреодолимый «каменный забор» бесправия. Эта ситуация подвигает их на крайнею меру — обращение в ЕСПЧ. Считаю, что это не красит россиянина, но другой выбор – «проглотить обиду и затраты, утереться и напиться» будешь вспоминать и плеваться на власть всю жизнь, то же не выход.

Считаю, что коли Президент России назначает федеральных судей, то он и должен быть последней инстанцией принятия решения — законности и справедливости, принятых судьями решений. Государственно-правовое управление администрации Президента или иной орган должен иметь право экспертного рассмотрения обжалуемых решений и дачи рекомендаций ВС РФ на его надзорное рассмотрение. Желательно, чтобы эту функцию активно выполнял Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации. Тем более, что ему такое право предоставлено ст. 29  ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации». В условиях, когда обращения в ЕСПЧ, даже после их положительного решения могут не исполняться, надо активно и настойчиво пользоваться этим правом, а не боятся его использовать.

Сложно, долго, дорого, но зато максимум справедливо.

Выступая на заседании Совета по развитию гражданского общества и правам человека, Путин В.В. абсолютно справедливо возмутились несуразицами в российском судопроизводстве и сказали, что: «Волосы встают дыбом» от отдельных судебных решений. Вот и в моём случае некоторые выводы суда первой  и второй инстанции вызывают глубокое сожаление своим явным субъективизмом.

Суть нашего иска состояла в том, что проживающие над нами соседи ещё в 1998 году провели масштабные самовольные переустройство и перепланировку своей квартиры. Какие работы они выполнили, мы точно не знали. Всё было ничего, пока собственники квартиры не переехали в другое жильё, а новые жильцы нередко в ночное время устраивал шумные компании, ссоры и драки. Попытки мирным путём разрешить эту ситуацию, остались безрезультатными.

В обращении к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации от 10.07.2017 я не жаловался на нарушение наших прав ответчиками – физическими лицами. В жалобе я конкретно указал, что пытался решить проблему восстановления нарушенного права на благополучную среду обитания путём обращения в Службу жилищного надзора Астраханской области (далее – Служба). После получения из Службы незаконного отказа обжаловал её действия в прокуратуру Астраханской области (далее – прокуратура). Последняя, установила факты нарушений, но после решения суда об отказе в удовлетворении иска, необоснованно прекратила проверку в отношении Службы. Не получив в этих  госорганах необходимой защиты нарушенных прав, мы с супругой были вынуждены обратиться с исков в суд с просьбой обязать собственников квартиры устранить последствия самовольной перепланировки, и в частности, восстановить дощатые полы по лагам, для обеспечения положенной звукоизоляции.

В ходе судебных разбирательств было установлено, что ответчики не имели никаких документов (разрешения межведомственной комиссии, проекта работ и заключения жилищно-эксплуатационной организации), установленных законом для проведения перепланировки.

Игнорируя ходатайство истцов, суд не дал оценку факту отсутствия у ответчиков, указанных документов. Мотивируя не предоставление истцами в суд допустимых доказательств требования, которого мы не заявляли, суд, спустя неделю после выступления Президента России 14 декабря 2016 года отказывает нам в иске.

От этого решения и у нас последние Волосы встали дыбом.

Очень надеялся, что апелляционная жалоба на это решение в Астраханском областном суде будет рассмотрена объективно, в соответствии с нормами ГПК РФ. Однако 8 февраля т.г. суд второй инстанции рассматривал нашу апелляционную жалобу всего 14 минут. Обстоятельства и доводы жалобы, и новое доказательство доложены в суде не были. Хуже того, выслушав представителя ответчиков бывшего судью областного суда, суд удалился в совещательную комнату и через 3 минуты объявил об отказе в удовлетворении жалобы.

Желая выдать чёрное за белое, вторая инстанция договорилась до того, что«Ссылка апелляционной жалобы на отсутствие разрешения на перепланировку межведомственной комиссии и проекта, а также письмо  Управления по строительству, архитектуре и градостроительству администрации города Астрахани от 13.01.2017 о том, что полномочия по выдаче разрешения на перепланировку и переустройство возложены на управление с 2010 года, не являются основанием для возложения на ответчика обязанности привести перепланированное и переустроенное помещение в первоначальное состояние», НУ ПОЛНЫЙ БРЕД.

Отказ в удовлетворении нашей апелляционной жалобы мы обжаловали в кассационные инстанции Астраханского областного суда и Верховного Суда России, но безрезультатно. Верно, говорят: «Рука руку моет».

В этой связи 10 июля т.г. я обратился к Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации с просьбой в соответствии со ст. 29  ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» обратиться в Верховный Суд Российской Федерации с ходатайством о проверке в порядке надзора вступившее в законную силу вышеуказанное решение суда по нашему гражданскому делу.

К сожаления, ответ поступил ко мне только спустя 3 месяца с отказом в принятии мер по защите наших нарушенных прав.

Считаю, что мотивируя отказ в рассмотрении обращения тем, что, я, якобы, жалуюсь на действия физических лиц, рассмотрение которых не относиться к компетенции Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, является надуманным и не обоснованным.

Обращаясь к Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации 10.07.2017 за защитой наших нарушенных прав, в том числе права на справедливое судебное разбирательство, мы действовали строго в соответствии с требованиями п. 1 ст. 16 Федерального конституционного закона «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации»  я жаловался, прежде всего, на нарушение наших прав государственным органом – решением суда Советского района г. Астрахани от 14.12.2016, который мы обжаловали в апелляционную инстанцию Астраханского областного суда и во все другие судебные инстанции.

Обращаясь в этот орган за защитой нарушенных прав судом и другими государственными органами я попытался найти в Интернете практику таких действий Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и применительно к моему случаю ничего не нашёл. Складывается впечатление, что у нас всё прекрасно – суды не ошибаются, а чиновники не нарушают прав человека. По сути, этот орган вообще не пользуется правом, установленным ст. 29  ФКЗ «Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации» обращаться в Верховный Суд Российской Федерации с ходатайством о проверке в порядке надзора вступившего в законную силу решение суда.

Получается профанация, право есть, но в угоду антиобщественным интересам оно не используется. Возникает вопрос – нужен ли россиянам такой крайне дорогой, но не эффективный орган защиты прав человека или пора объективно разобраться с его деятельностью и внести коррективы.

Считаю, что главной причиной самой возможности систематического нарушения законности при принятии решений апелляционной и кассационной инстанции судов является практически полная безответственность за принимаемые ими решения. На практике нет механизма выявления их необъективных действий, в результате  «процветает» безнаказанность.

В этой связи предлагаю серьёзно изменить оценку эффективности работы судов второй и третьей инстанций.

В основу оценки их эффективности положить количество принятых ими на законных основаниях решений (определений) об отмене решений (определений) судов первой или второй инстанций в связи с нарушением норм материального или процессуального права, которые в течение года не были отменены судами вышестоящих инстанций. Считать, что чем больше таких, устоявших впоследствии постановлений, тем выше эффективность работы апелляционной и кассационной инстанции судов.

Для сокращения неправомерных решений судов первой и последующих инстанций, в том числе ликвидации коррупционной составляющей в их работе, необходимо каждый случай отмены их решений вышестоящим судом рассматривать на заседаниях региональной квалификационной коллегии судей. По результатам рассмотрения должен следовать вывод о конкретных причинах неправомерного решения, что это: судебная ошибка, низкая квалификация суда или конфликт интересов (коррупция). Исходя из вывода, определять меру ответственности виновных лиц.

Учитывая, крайне высокую коррупционную составляющую, а также достойную социальную защищённость бывших судей, необходимо законодательно ограничить возможность бывшим федеральным судьям работать адвокатами и быть представителями (защитниками) в судах.

Эти предложения мною были уже внесены в администрацию Президента России, на что последовал ответ, о необходимости их широком обсуждения в обществе, то есть, по сути, с отказом в рассмотрении.

Излагая их в этой статье, надеюсь получить поддержку и дополнения неравнодушных граждан.

 

18.11.2017                                                   А.С. Лысиков

Оставить комментарий