Бесплатная консультация: 8 (800) 350-83-79

Почему не было возбуждено дело, когда сына избили, при наличии написанного заявления о избиении и выписке из больницы?

Уважаемый Владимир Владимирович!!!

Прошу Вашей помощи в разбирательстве уголовного дела, в котором проходит мой несовершеннолетний ребенок.

В контакте есть группа, где дети чем-то обмениваются.  Вот и мой сын Никита в контакте в группе выставил на обмен электронную сигарету. Ему написало двое.

24 ноября 2016 года сын пошел на две встречи по поводу обмена сигареты. Первая встреча состоялась с неким Ромой, с ним он обменивал электронную сигарету на другую электронную сигарету, только этот Рома на эту встречу пришёл не один.  Привел с собой друга, имени его сын не знал. По своей простоте, сын рассказал этим подросткам, что у него еще назначена встреча по воду обмена электронной сигареты на телефон. Эти подростки увязались с сыном на эту встречу, сказали, что у них есть время, так как электрички до Серпухова еще нет, и им нужно подождать. Ранее сын с ними знаком не был, сын был знаком с Ромой по переписке. При второй встрече подросток, которого привел Рома своровал телефон у потерпевшего и ударил его по лицу, когда он стал падать, то схватился за капюшон сына, а сын пытаясь освободить его руку от капюшона оттолкнул его. Возможно, что и попал по лицу.

Через несколько дней полицейские схватили сына. Меня об этом сразу не оповестили. В школу сообщили сразу, а мне матери не сообщили.  Я искала сына по всему городу. Даже в розыск подала. В полиции сын оказался 5 декабря 2016 года около 15.30. А меня оповестили только в 19.30 после того, когда я его уже в розыск подала. Когда сын остался наедине с дознавателем, он угрожал сыну, грозился в износиловании, я тебя  сейчас здесь вы……, говорил татарин будет сажать татарина, кричал на сына матом, называл сына пид…… Заставлял сына признаться, что он своровал телефон.

Заставили сына открыть социальную сеть «Контакт», и прекрасно видели, что я его искала, так как он мигал в «контакте».  Сын показал, всех с кем у него была переписка по поводу сигареты. В этот день когда произошла история с телефоном.  В полиции есть запись, что подростков было трое. А привлекают моего одного сына. Полиция никого не искала. В полицейский участок пригласили Рому, который привел своего знакомого. Но очную ставку с Ромой никто не проводил. Его просто отпустили. После того, как сын дал показание про подростка, который своровал телефон, сын был избит. Утром, когда сын шел в школу подросток, который своровал телефон, напал на сына. Протянул ему руку приветствия, сказал привет, и сразу же нанес удар ногой по голове, и ногой по животу, когда сын упал, продолжал его бить. Заставлял брать вину на себя, или говорил вали на кого хочешь, только меня не называй. В результате чего сын получил сотрясение головного мозга и тупую травму живота. И был госпитализирован. Дело по избиению возбуждено не было.  Хотя было мной написано заявление о избиении сына. Сын пострадал именно из-за этого дела. После избиения сыну стали поступать угрозы. Подросток писал под именем «Твоя мамаа» в сети «Контакт». Писал, что инфа поступила, что ты хочешь сдать меня ментам, откуда он мог об этом узнать, значит его кто-то информирует? Знал о показаниях только следователь Бородкин. Получается, что сам следователь об показаниях сына сообщил кому-то. Когда сын лежал в больнице этот подросток угрожал сыну, писал, что потерпевший будет валить все на тебя, я говорит с ним договорился, я ему заплатил, писал, что на суд пойдешь один.  Писал, что опять тебя изобью (скриншоты переданы в полицию и прокуратуру).

Сын сотрудничал с полицией. Когда сын лежал в больнице. Сотрудник полиции просил, чтобы я сына отпросила у врача. Чтобы сын сам написал этому подростку. Сотрудник полиции просил, чтобы сын договорился о встрече. Сын договорился о встрече, сотрудник полиции сказал, что сын поедет в специальной машине, где его не будет видно и покажет тот это или не тот. Но подросток отказался и написал я не буду с тобой встречаться. Потому что там менты могут быть.

Когда в полицию мы передали Idd этого подростка, показало, что переписка шла с нашего компьютера, по словам следователя Бородкина. Следователь Бородкин стал обвинять сына, что сын сам себе угрожал, а как мой сын мог сам себе угрожать, когда он лежал в больнице с сотрясением головного мозга и тупой травмой живота.  Выход в интернет мог показать только через симкарту. Значит должно было показать Idd симкарты. И то в больнице то ловит интернет, то не ловит. Тогда следователь обвинил меня мать, что я сама угрожала сыну. Видно, что следователь был явно не в себе. Еще составил протокол по этому делу. И внес обвинения по этому поводу в протокол.  Следователь выдвинул обвинение, значит ты сам и своровал телефон. Заставлял подписать подписку о невыезде. Очной ставки с потерпевшим не было. Очная ставка была произведена после моих жалоб через 8 месяцев.  Потерпевший сказал, что мой сын телефон не брал взял именно тот подросток, которого привёл Рома, оказывается от подростка, который своровал телефон тоже шли угрозы  потерпевшему. И наверное угрозы рассылались тоже с моего адреса. Но никто ничего не проверяет. Эти угрозы нужны были только для того, чтобы меня с сыном обвинить, а теперь на них внимание никто не обращает. Потерпевший теперь дал показание, что сын его ударил. А справку о телесных повреждениях  мне никто не показывает.  Пока это только слова. Если у нас есть справка о избиении, то я ее могу показать.  Получается по словам матери потерпевшего дело о избиении возбуждается, но справку мне никто не показывает, и про телесные повреждения никто ничего не говорит. А после избиения моего сына и имеющейся выписке из больницы и написанном заявлении о избиении, дело не возбуждается. Не странно ли это. Так как сына обвиняют, что сын ударил потерпевшего по лицу, я должна знать, какие телесные повреждения он при этом получил.  Сыну приписали статью разбой, приписали ему, что он организатор преступления, но при этом больше никого не искали, хотя он там был не один.

Я не согласна со статьей разбой. Это было обоюдное соглашение по поводу обмена сигареты на сигарету с Ромой, и с потерпевшим на обмен телефона. И сын пришел на встречу исключительно по поводу обмена сигареты. Откуда он мог знать, что друг Ромы сворует телефон. Да еще и угрожать будет с нашего компьютера. Это говорит о том, что за этим подростком стоят взрослые люди, которые имеют доступ входить в чужую систему, и пользоваться чужими симкартами.

4 мая сыну делали экспертизу. Но про результат экспертизы меня опять не оповестили. Я не знаю, что в этой экспертизе. Не странно ли, что в этом деле нет Ромы, ведь именно Рома привёл этого подростка, который своровал телефон. Почему его нигде в деле нет. Хотя он там однозначно был. И потерпевший тоже говорит, что он там был. Когда потерпевшему шли угрозы от подростка, который у него своровал телефон, он именно Рому называл лысым. Значит он знает того, кто украл телефон, как зовут, как фамилия. Возможно и знает где живёт. Этого подростка никто не ищет. На этой экспертизе доктор сказал, что вас было трое, судить будут тебя одного, зачем им искать кого-то ещё, когда есть ты. И этот подросток писал сыну, что ты один на суд пойдешь. Впечатление складывается, что здесь заранее все продумано по привлечению моего сына к уголовной ответственности по полной.

Мой компьютер был взломан. Я одна в одиночку с этими людьми и с этим подростком боролась, которые рассылали угрозы, которые угрожали нам. Рассылали угрозы и сестре и сыну.  Сестра по этому поводу даже писала заявление в полицию. Ей пришел отказ о возбуждении уголовного дела. Оскорбляли меня матом, загружали в телефон и на компьютер порнографию, удаляли программы с телефона, удаляли телефонные контакты, имели доступ к моим сообщениям. Все мои телефоны у подруги добавили в черный список, а у нее нет интернета на телефоне. Сказала по телефону другой подруге, что буду звонить с городского и городской бы добавлен в черный список. Это говорит о том, что они меня еще и слушают. Знакомой звонили с моего номера. И молчали, слали ей пустые смс. Издевались над ней. Потом она позвонила на мой номер с городского. И говорит я звонила на твой номер со своего сотового, а взял трубку не русский и сказал, наверное, мы ошиблись. (Рома не русской нации). Я дозвонилась до тебя, когда стала звонить только с городского.

В социальной сети «Контакт» написали, что вас опять обворуют вы уже прокляты. Меня как раз обворовали 20 ноября 2016 года. И именно после этого воровства, когда я написала заявление в полицию все мои неприятности и начались, и указала в заявлении, что обворовали меня в магазине «Пятерочка» именно в том месте где не было видеонаблюдения, где камеры хранения. На следующий день меня обворовали в другом магазине «Пятерочка» на кассе продавец не додав 1000 рублей. Через месяц тот же самый продавец опять мне не додает 500 рублей. И в чеке указала вместо 1000 рублей 500 рублей. Уверенна она эта делала по чей-то указке. И заявления директору магазина «Пятёрочка» именно на этого продавца пропало с моего компьютера. Все эти случаи наверняка взаимосвязаны друг с другом. Но с этим никто не занимается и заниматься не собирается. В полиции мне говорят здесь нет никакой связи. Сказки вы какие-то рассказываете. На компьютере выставляли в сеть мой роутер. Значит они имеют доступ через wi-fi к моему компьютеру. А в телефон попадают через оператора. Издевались также и над моей мамой. При выключенном телефоне и вытащенном аккумуляторе средства списывались с телефона. И на расстоянии подключили интернет и скачивались фото с телефона, и загружали порнографию. Я терплю эти издевательства уже 8 месяцев. Получается сотрудники полиции и прокуратуры бессильны в этом вопросе. Пишу письмо в генеральную прокуратуру, а это письмо оказывается на столе у участкового. Который в этом ничего не понимает. Помощи ждать мне не от кого.

Оставить комментарий