О преступном слиянии органов внутренних дел, следственного комитета, суда и прокуратуры Свердловской области

Уважаемый Владимир Владимирович, обращаюсь к Вам с просьбой о помощи! Надеюсь, это письмо «поможет» прокуратуре «вспомнить» о своих обязанностях и расследовать преступления против правосудия
Прежде всего, считаю необходимым рассказать немного о себе, я — Григорьев Евгений Иванович, поступил на службу в ЦКС ГУ МВД по Свердловской области в 2003 году, по приглашению заместителя начальника ГУ МВД по Свердловской области (уже к тому времени я уже был специалистом и профессионалом — имел большой опыт работы в кинологии, имел квалификацию инструктора и фигуранта РКФ). Начав службу в должности младшего инспектора-кинолога, выезжал на места происшествий со служебной собакой, принимая личное участие в раскрытии преступлений. Будучи уже в должности старшего инспектора-кинолога передавал свои знания молодым сотрудникам милиции, подготовил для ГУВД по Свердловской области и г. Екатеринбурга более 200 специалистов-кинологов общеразыскного профиля (более 50% от числа всех кинологов гарнизона области). Не без моего участия ЦКС ГУВД по Свердловской области стал занимать лидирующее положение в рейтингах МВД России. Благодаря моим усилиям впервые за всю историю кинологической службы ГУ МВД по Свердловской области в 2010 команда кинологов ЦКС на Всероссийских соревнованиях специалистов-кинологов МВД России заняла первое место.
В 2010 на «Всероссийских соревнованиях специалистов-кинологов МВД России» и на «Всероссийских соревнованиях специалистов-кинологов силовых структур России» я показал лучшие профессиональные качества среди специалистов-кинологов России. В этом же году был признан «лучшим специалистом-кинологом МВД Российской Федерации» и в числе лучших сотрудников ОВД России был приглашён на прием к министру МВД России.
В 2011 году мне была предложена должность начальника ЦКС в МО МВД России «Павлово-Посадский» Московской области. За время службы в МО МВД России «Павлово-Посадский» вверенный мне Центр кинологической службы вышел на одно из лидирующих положений среди кинологических подразделений ОВД по Московской области.
В 2013 году Уфимская школа по подготовке специалистов-кинологов МВД России пригласила меня на должность старшего преподавателя цикла кинологии №1. За время службы в УШПСК МВД России мной было подготовлено более 100 специалистов-кинологов, география службы которых обширна — от Калининграда до Камчатки, и все они знают меня как профессионала в служебной кинологии, честного и порядочного человека, честного офицера.
7 мая 2015 года вступил в должность начальника ЦКС УМВД России по г.Екатеринбургу. Мой перевод в г. Екатеринбург был мотивирован желанием участвовать в воспитании моего сына – Григорьева Ивана Евгеньевича. Но, его мать — моя бывшая гражданская жена, сотрудник ППС полиции на метрополитене г. Екатеринбурга – Никитина О.Н. со своими покровителями — любовниками решили иначе. Группа ППС-ников, набившая руку на «бомжах» и «мигрантах», вступив в сговор – сфабриковали против меня уголовное дело. Моральная деградация в некоторых подразделениях полиции Свердловской области достигла таких размеров, что руководители этих подразделений считают свое аморальное поведение — нормой. При организации службы в подразделении полиции на метрополитене были допущены нарушения статьи 71 Федерального закона N 342-ФЗ от 30.11.2011 «О службе в органах внутренних дел Российской Федерации…» Никитина О.Н. имела «неслужебные отношения» со своими непосредственными руководителями. Обвинив меня в ее избиении, Никитина получила с помощью своих любовников подложные медицинские документы, через своих «покровителей» втянула в сговор сотрудников инспекции ГУ МВД по Свердловской области, которые, используя служебное положение и личные связи, оказали непосредственное давление на следствие, прокуратуру и суд г. Екатеринбурга.
Заведомо ложный донос Никитиной и незаконное, необоснованное решение суда, привели к незаконному и необоснованному привлечению меня к уголовной ответственности, а в дальнейшем и увольнению из ОВД.
Изучив материалы уголовного дела, в документах признанных судом допустимыми доказательствами я обнаружил веские доказательства ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ ПРАВОСУДИЯ, в том числе совершенные органами внутренних дел и судами г. Екатеринбурга. «Лжецу надо памятливу быть» – Никитина со своими «подельниками» допустили много ошибок — «Густо намазали». Ими были нарушены статьи Уголовного кодекса Российской Федерации №: 35 (Совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору…), 285 (Злоупотребление должностными полномочиями), 294 (Воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования), 299 (Привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела), 305 (Вынесение заведомо неправосудных приговора, решения или иного судебного акта), 306 (Заведомо ложный донос), 307 (Заведомо ложные показание, заключение эксперта, специалиста или неправильный перевод), 316 (Укрывательство преступлений).
Все факты говорят о том, что в Свердловской области произошло преступное слияние органов внутренних дел, следственного комитета, суда и прокуратуры. Беда в том, что подобные коррупционные «опухоли» поражают государственные органы нашей страны. Как честный гражданин России считаю своим долгом сделать все, чтобы мои дети и внуки жили в правовом государстве, не боясь «беспредела» со стороны тех, кто должен обеспечивать законность и правопорядок.
1. Шесть раз я заявлял в ОВД о преступлении совершенном должностными лицами органов внутренних дел, но все мои заявления были направлены в ГУ МВД по Свердловской области и попали в руки тех, кто активно участвовал в фальсификации уголовного дела. Их ответы нелепы и безосновательны.
2. Шесть раз я заявлял в Генеральную прокуратуру РФ. Получил необоснованные отказы.
3. Обращение к Президенту РФ, так же было безрезультатным, оно, в конце концов, вернулось в те органы, на которые и была направлена жалоба.
4. Два заявления о преступлении были направлены в СК РФ, оба обращения не были разрешены. На третье обращение, уже два месяца – нет ответа.
5. 20 декабря 2017 года на личном приеме у уполномоченного по правам человека в Свердловской области Мерзляковой Т.Г., я передал обращение содержащее факты нарушений прав человека. Узнав о тех, кого я обвиняю в нарушении прав человека, она, не дослушав меня до конца, вежливо сказала: «наверное, мы не сможем вам ни чем помочь…».
Все вышеуказанные госорганы в нарушение всех законов Российской Федерации не реагируют на уголовные преступления совершенные сотрудниками ОВД, судами и прокуратурой Свердловской области. Ни один виновный не был наказан, все отказы с точки зрения закона не обоснованы.
Мне не стыдно смотреть в глаза людям, в том числе моим бывшим коллегам и ученикам. За всю свою жизнь и 13 лет службы в ОВД я не запятнал свою честь, каким либо низким или аморальным поступком. Был награждён почётными грамотами МВД России, признан «Лучшим сотрудником кинологических подразделений МВД России в 2010 году», награжден медалями: «За доблесть в службе» — лично министром МВД России, «За отличие в службе 3 степени», знаками: «Лучший сотрудник криминальной милиции», «За верность долгу».
Я продолжаю бороться за проведение полноценного расследования преступлений совершенных должностными лицами ОВД, судами и прокуратурой Свердловской области. Силы мне придает уверенность в правоте и поддержка моей семьи и друзей, которые знают меня и поддерживают мою борьбу с коррумпированными чиновниками. Я не боюсь угроз коррумпированных полицейских поступивших в мой адрес и уверен, что в нашей стране значительно больше людей честных и порядочных.

«Надо более жестко пресекать коррупцию внутри правоохранительных органов и судебной системы. Проявления коррупции в структурах, призванных обеспечивать правопорядок, ощутимо подрывает доверие общества к власти и проводимой государством политике»

ЭТО ЛИШЬ СЛОВА, КОТОРЫЕ НИ КТО ИЗ ЧИНОВНИКОВ НЕ ВОСПРИНИМАЕТ СЕРЬЕЗНО. «А ВАСЬКА СЛУШАЕТ – ДА ЕСТ»

Оставить комментарий