10 минут клинической смерти

Уважаемый Владимир Вольфович!!!

Прошу Вас ПОМОЧЬ и разобраться в трагически сложившиеся ситуации. (Извините, ниже я опишу ситуацию подробно, прошу не остаться равнодушным и ПОМОЧЬ НАМ). 22 сентября, моя дочь Арина была сбита автомобилем на пешеходном переходе, в Кемеровской области г. Прокопьевске в 19:30. Находилась на интенсивном лечение в ГБУЗ КО ОКОХБВЛ г. Прокопьевска до 25.09.2017.

25.09.2017 бригадой Санитарной авиации переведена для дальнейшего лечения РАО ГАУЗ КО ОДКБ Г. Кемерово, ул.Ворошилова,21., с ДИАГНОЗОМ Автодорожная травма. Политравма. Тяжелая Закрытая черепно-мозговая травма. Ушиб головного мозга тяжелой степени. Внутрижелудочковое кровоизлияние. Субарахноидальное кровоизлияние. Ушиб лобной, теменной долей слева. Ушиб почек. Ушиб правого голеностопного сустава. Ушибы ссадины мягких тканей лица. Была под искусственным вентилированием легких.

Неврологический статус при поступлении: Уровень сознания кома 1. Медикоментозноседатирована во время транспорта. Фотореакция удовлетворительная. Сухожильные рефлексы оживлены. Патологические рефлексы не вызываются реагирует на санацию.

27.09.2017 в реанимации была переведена на самостоятельное дыхание. 05.10.2017 была переведена в отделение нейрохирургии вместе с папой Третьяковым Александром Сергеевичем(мной).(Врач Черкашин А.В.) В отделение мы начали потихоньку восстанавливаться, динамика у нас была хорошая (со слов доктора Черкашина А.В). 10.10.2017 у дочери (Арины) убрали ”зонт” . Арина начала самостоятельно кушать, пробовать вставать на ноги, присаживаться  с моей помощью, с каждым днем у нас улучшалась динамика, начала меня понимать, узнавать, слышать меня, стали ходить под ручки по коридору по палате, головку держали, поднимались за ручки из положения лежа стала меня понимать поворачивать голову, поднимать ручку, ножку. Не разговаривала, не издавала ни каких звуков, кроме хрипов и свистов, дыхание оставалось трудным с хрипами.

12.10.2017  кашель с хрипами,  то откашливались то нет, проблема с дыханием усугублялась, я обратился к лечащему врачу Черкашина А.В по этому поводу он ответил,  что это откашливается после искусственного вентилирования легких и что это нормально (доп.обследований НЕ назначил), вечером я обратился к медсестре, она сказала что хлопайте по спинки. Утром (13.10.2017) я обратился к лечащему врачу (Черкашину А.В.) снова по поводу плохого дыхания дочери (что у дочери плохое дыхание и что заметно, что ей не хватает кислорода)  так как состояние дочери стало ухудшаться, на что доктор Черкашин А.В. ответил, что вызовет педиатра, но педиатр в этот день так и не пришел, утром я обратился снова к дежурному врачу, далее к медсестрам, но к нам так и, ни кто не пришел.

Вечером 14.10.2017 дочери  стало совсем трудно дышать Арина начала задыхаться, я еще раз обратился к врачу в кабинет, она сказала что вызовет педиатра, через несколько минут я еще раз подошел к ней она сказала что вызвала дежурного педиатра, как освободится, подойдет через минут 10-15 пришел педиатр послушал, сразу сделали ингаляцию  с мед. препаратом «бердуал» и «пульмикорт» состояние улучшилось мы пошли сделали снимок флюрографию  перед сном часов 23:30 Арине (по указанию доктора) еще раз  сделали ингаляцию с мед. препаратом «бердуал» и «пульмикорт» ,ей стало немного легче дышать и она уснула.

Все эти дни (ЕЖЕДНЕВНО) я ТВЕРДИЛ  докторам и медсестрам что у дочери проблемы с дыханием, указывал чтоб обратили внимание на кашель, хрипы и плохое дыхание. На все мои НЕОДНОКРАТНЫЕ жалобы, просьбы, МОЛЬБЫ к докторам, мне отвечали это следствие искусственной вентиляции легких и что ЭТО НОРМАЛЬНОЕ ЯВЛЕНИЕ ребенок идет на поправку (при этом ни каких доп. обследований не проводили). Я твердил постоянно всем докторам, которые к нам приходили на обход, что мы часто раньше болели с 2 лет абструктивный бронхит. (амбулаторная карта с поликлиники к которой Арина была прикреплена, находилась всегда у врачей), принимали антибиотики, больше ничего доченьке не помогало.

Утром 15.10.17 у Арины взяли кровь и назначили продолжить ингаляцию с препаратом «бердуал» и «пульмикорт» 3 раза в день, доченьке со слов врачей стало лучше.

16.10.17 нам отменили ингаляции с препаратами бердуал и пульмикорт, и назначили ингаляции с физраствором. В этот же день нам сказал доктор (Черкашин А.В), что нас переводят 18.10.2017 в отделение неврологии в РАО ГАУЗ КО ОДКБ в психоневрологический стационар ул.Марковца 14 А т.к. у вас очень хорошая динамика операция вам не требуется и не потребуется. Хочу добавить что в нейрохирургии мы стали ходить под ручки по коридору по палате, головку держали, поднимались за ручки из положения лежа стала меня понимать поворачивать головку, поднимать ручку, ножку. Не разговаривала не издавала не каких звуков.

18.10.2017 нас переводят в неврологию, где я свои жалобы (по поводу плохого дыхания и сильного кашля) продолжал говорить докторам, потому что состояние с каждым днем стало ухудшаться, у доченьки  появилась слабость, она начала отказываться от еды, резко снизилась двигательная активность, перестала ходить (раньше я мог ее придерживать за ручки), дыхание становилось все хуже и хуже участились приступы удушья          (В ЭТИ МОМЕНТЫ Я УМОЛЯЛ СЛЕЗНО ДОКТОРОВ И ВЕСЬ МЕД,ПЕРСОНАЛ_ПОМОГИТЕ ПОЖАЛУЙСТА-У РЕБЕНКА РЕЗКО УХУДШАЕТСЯ ЗДОРОВЬЕ-ПРОШУ ОБРАТИТЕ НА МОЮ МАЛЫШЕЧКУ ВНИМАНИЕ-что было видно и не вооруженным взглядом (было заметно даже не медику, а простому человеку), появилась тяжелое дыхание с сильными хрипами, появился свист при дыхании. 20.10.2017 в ответ на мои жалобы, просьбы и МОЛЬБЫ сделали санацию, взяли анализы и вызвали педиатра. Педиатр послушала и сказала что легкие чистые, это нормальное явление после ивс.

Вечером 20.10.2017 в 23.20 я обратил внимание, что моя доченька, резко  завертелась, начала задыхаться (пыталась «схватить» воздух ротиком), Арина начала дергаться, изгибаться, начались судороги, губа сразу же посинела.

Я стал звать на помощь, совместными усилиями начали реанимировать, подключили баллон с кислородом мед.персонал поставил (какие то) уколы, доча не реагировала, мы вызвали  бригаду реанимации. Бригада приехала через 35 минут без проблесковых маячков и звуковых сигналов, на улицы их встречал мед.персонал, т.к.бригада скорой помощи не знало место расположение данного стационара. Приехав к стационару ,бригада не торопилась, шли в развалку. Померили кислород в крови, уточнили какие были сделаны уколы и в каком объеме, ввели катетер и все. Больше никаких действий с их стороны не совершалось. Далее погрузили ребенка на носилки, я ускорился, на что мне сказали надо идти тише. Погрузив ребенка в машину скорой помощи, одели на нее кислородную маску, но подключить ее не удалось, так как не было соответствующего приспособления ,и мы поехали так (т.е без кислородной маски). У меня началась истерика, так как ребенок не дышал, случилась остановка сердца и тогда врач скорой помощи поторопил водителя.

Побежали к реанимации, где нас ждали врачи, передав ребенка врачам, скорая уехала. Я остался ждать, через час вышла ко мне врач и сказала, что была клиническая смерть (на почве кислородного голодания), в реанимации сердце удалось завести только на 10–й минуте, у дочери была очень сильная гипоксия. Ребенок сейчас находится в крайне-тяжелом состоянии, КТ показало, что у нее стеноз трахеи, ребенок между жизнью и смертью.

УМОЛЯЕМ, СЛЕЗНО ПРОСИМ Вас НА КОЛЕНЯХ, ПОЖАЛУЙСТАААА, просим Вас взять под личный контроль вернуть к нормальной жизни нашу дочь Арину (она ведь еще совсем маленькая, только в первый класс школы начала ходить и тут такое случилось), помочь в ее лечении, восстановлении, реабилитации. Очень Вас просим ПОМОГИТЕ, может нас переведете в другую клинику, либо другой город, к высококлассным специалистам, которые помогут нам в нашей тяжелой ситуации. Извините за беспокойство, но КРОМЕ ВАС НАМ (простой молодой семье из маленького городка) ОБРАТИТЬСЯ НЕ К КОМУ. Вы стольким деткам помогли, ПРОСИМ ВАС НЕ ОСТАНЬТЕСЬ РАВНОДУШНЫМИ и к НАМ.

ЗАРАНЕЕ ВАМ БЛАГОДАРНЫ!

С уважением семья Третьяковых.

PS: Ну, а в дальнейшем просим (на Ваше усмотрение) разобраться, найти виновных в сложившейся ситуации и привлечь к ответственности, может к другим ребятишкам будет побольше должного внимания.

А теперь угадайте, где находится ребенок. До сих пор в реанимационном отделении. Была попытка перевести оттуда, но потом снова увозили в реанимацию.

Состояние на текущей ситуации: «Температура сейчас у ребенка 38 градусов, как что будет дальше врачи не говорят ничего. Повреждения головного мозга после клинической смерти есть, а вот какие клетки еще не известно. Два дня назад собирали консилиум, я задал вопрос — кто виноват в сложившейся ситуации? Главный хирург сказал, что в данный момент вам никто не ответит на данный вопрос. Он говорит, сложилось так, первый случай за 40 лет. Они все так говорят. Говорят, что созвонились с областной взрослой больницей, у них такое практикуется, а у нас первый случай. Сложилась трагическая ситуация, но ответственность никто на себя принимать не хочет. На консилиуме одно сказали, потом другое.

Я врачей будил ночью, если у Арины температура менялась даже на 1 градус. Не спал всю ночь. На следующий день ее перевели снова в реанимацию. Сегодня я приехал, врачи говорят, надо вам учиться санировать, но я же не врач, у меня нет образования специализированного, я опасаюсь за жизнь своего ребенка. Я там, конечно, на эмоциях высказал, потом извинился, но они продолжают говорить, что мне надо учиться, мол, во врачебной помощи она не нуждается, надо учиться ухаживать за ребенком самому в палате. Я им говорю, вы же можете потом сказать, что я виноват в чем то. Врачи каждый перекладывает ответственность на другого, например, реаниматолог говорит, что не несет ответственности за то, что происходит в нейрохирургии, и я сам не могу понять, кого слушать. Один говорит одно, другой другое.

Но хочется сказать отдельное спасибо двум врачам, Петровой Евгении Олеговне и Донсковой Екатерине, они спасли ребенка в тот момент, когда у ребенка остановилось сердце.»

 

http://o-gorod.net/news/353473/

Оставить комментарий